Медведи будут довольны…

«Поправка Крашенинникова», хотя и не внесена официально в Думу, но в Интернете уже появилась. Какие-то странные нововведения.
Самое главное в «поправке» — то, чего в ней нет. А именно — нет изменений в первую статью закона «О противодействии экстремистской деятельности». Именно в ней содержатся определения «экстремизма». Как в таком случае бороться с «Посталом» тем же, к примеру — я не понимаю. Видимо, «Крашенинников и Ко» рассчитывают на расширительное толкованиие «экстремизма», с помощью какой-нибудь «экстремистической экспертизы». Нет, ну действительно: в «Постале» всех надо мочить, независимо от расовых, национальных или религиозных признаках (их попробуй определи еще, когда все в пикселах).
В закон «О противодействии…» внесены только лишь изменения, «подводящие» под «экстремизм» программы, а также более детально расписывающие статью 12, о недопущении распространения экст. материалов через сети (явно «прописан» Интернет и гиперссылки, то есть, нельзя даже ссылаться никуда в недозволенное место). Провайдеры, разумеется, начнут перестраховываться, поскольку исчерпывающего определения «экстремистских материалов» никто никогда не даст. Никаких предупреждений от судов или от правоохранительных органов, после которых провайдер обязан что-то удалить, не предусмотрено. Определяй сам, недобдишь — вздрючим. Для чего добавлена статья 20.3.1 в КоАП, за невыполнение требований законодательства о противодействии экст-му, по которой наказывать будут редакции СМИ, и, разумеется, провайдеры.

В статьи УК о призывах к экстремистской деятельности (280) и возбуждение ненависти и вражды (282) в явной форме добавлен Интернет. Также добавлена статья 282.3, которая предусматривает ответственность за «вовлечение в преступления экст. характера или иное содействие их совершению», причем «содействие» может быть весьма разнообразным, включая просто «участие в деятельности».
Еще из нововведений — изменения в примечаниях к «экстр.» статьям. Раньше для освобождения от ответственности требовалось просто выйти из организации. Сейчас надо еще и всех подельников сдать: требуется «активно способствовать раскрытию». Поскольку «активно» — это оценочное понятие, появился новый рычаг воздействия на подследственных. Например, один-единственный отказ от показаний по 51 статье Конституции — и, скорее всего, все: содействие не активное. От следователя зависит.

Кстати, вспоминая правый марш и юношей бледных с фаерами горящими и презервативами, понял, что они как раз — самые настоящие экстремисты. Вернее, экстремистское сообщество (ст. 282.1 УК). Поскольку организовались для совершения преступления, предусмотренного статьей 213 УК (хулиганство), соответственно, попадают под эту статью. Правда, в антифашистов во время соответствующего мероприятия тоже кто-то муляжом гранаты кинул, так что 1:1.

Меня еще в последнее время занимает и вот какой вопрос: может ли быть оправдано вводить некие ограничения или, наоборот, привилегии, в зависимости как раз от национальности или вероисповедания? Ну, то есть, вида: «запретить въезд туда-то мусульман с такого-то числа», или «запретить православным священникам участвовать в экспертизах по делам о религиозной вражде», и т.д.
Это я бы назвал не «экстремизмом», а, скорее, «экстремальной формой толерантности». Если у нас все люди равны «независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств», то логично было бы развить этот принцип, и признать, что «пол, раса, национальность, …, а также другие обстоятельства» тоже равны между собой, как исторически сложившиеся совокупности установок. Разграничения в зависимости от пола или, скажем, партийной принадлежности уже действуют — ну так почему бы не ввести национальные или религиозные, закрепив их законодательно? Раз люди все равно сбиваются в стаи именно по таким признакам… А то «все равны» получаются только тогда, когда пряники раздают, а кнуты получать кто будет?
Правда, национальность или раса — плохой пример: ее не выбирают. Впрочем, будь моя воля, я бы национальности вообще отменил: они, как Скрипач, не нужны, из-за них только кю, смерть, голод и разрушения. Как подумешь, сколько идиотов выясняют, чьи предки кого при дележе мамонтов наебали в Верхнем палеолите — аж страшно становится. Эту бы энергию, да в мирных целях…
Хотя насчет национальнтости — есть статья 26 Конституции, которая запрещает определять или указывать национальную принадлежность. Но оставляет человеку такое право. Ну так давайте зарегистрируем русских, украинцев, и т.д., как членов партии. Так же — с православными, мусульманами, и т.д. Можно будет для каждого вероисповедания устанавливать свои выходные дни, например, уже официально. Или, скажем, не пускать православных на «выставки современного искусства»: ну, мало ли, чего они там наворотят? Запретить мусульманам читать датские газеты… Ну, много всего придумать можно. Правда, есть риск, что, когда мусульмане решат резать, скажем, буддистов, они будут делать это по точным спискам, но я и об этом подумал. Меня ни в одном списке не будет. Потому что ни национальность, ни партийность, ни вера мне и на фиг не нужны. А бога Джа, как не соответствующего исконной российской посконности, официально, разумеется, не признают никогда, ну и фиг с ним. Буду творить молитву свою тайно, и левая рука моя не будет знать, что делает правая, потому что я еще и ЛСД сожру.
Однако, все ограничения и привилегии должны применяться на основании четких правил, а не на глаз, как в стародавние глиняные временя национализма и ксенофобии. Завести каждому в паспорт места для такого рода информации, и вносить ее. Добровольно, подчеркиваю.

…Во всех этих терках между мусульманами и Европой есть, как мне кажется, вот какой подтекст. Само европейское право, с его уважением прав и свобод человека и объявлением этого человека «высшей ценностью» — порождение христианства.
Помните: «лучше нам, чтобы один человек умер за людей, нежели чтобы весь народ погиб» (Ин., 11:50)? «Права человека» могли стать «высшей ценностью» только там, где у людей в крови — не верить этой цитате. А вот у мусульман — несколько другие установки, и количество их носителей в Европе — статистически значимая величина. Так что мусульманина в Европе можно рассматривать как потенциального правонарушителя.
Кстати, религиозные корни права влекут за собой еще и пиетет к религиозным установкам. Однако, лично у меня нет никаких причин уважать чувства, скажем, православных, больше, чем каких-нибудь национал-большевиков: чужая душа, как известно, потемки, а кто больше верит, и в кого, в Христа или Лимонова — очень большой вопрос, точный ответ на который дать, разумеется, нельзя.
Так что: если можно запретить НБП, то почему бы не ограничить в отдельных проявлениях, скажем, православных? Ну, или совсем… Пусть в катакомбах собираются и над дверями рыбу рисуют. А специально уполномоченный государственный орган будет спускать на них львов, в порядке, установленном Правительством Российской Федерации. Ну, или, с учетом местной специфики, медведей (при изменении «партии парламентского большинства» можно, разумеется, выбрать другой вид животных).

Запись опубликована в рубрике Антиклерикальное, ГД, Законотворчество, КоАП, Отвлеченное, Политика, Религии, УК, Цитатник, Экстремальная толерантность, Экстремизм. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Войти с помощью: