Тонкости юрилингвистики

Судя по всему, обмен опытом в удушении сетевых СМИ успешно налажен. Причем — руками самих этих СМИ, как ни странно. В самом деле: во Владимирской области судят за высказывание на интернет-форуме. Кстати, не самое безобидное, насколько я помню, там «тварью» губернатора назвали, так что состав оскорбления там точно будет.
Естественно, другие униженные и оскорбленные не отстают, глядя на собратьев по несчастью. В Коми мочат газету «Зырянская жизнь», вернее, ее сайт. По примеру «Нового фокуса», который обязали зарегистрироваться как СМИ.
Если быть честным, то для криков о том, что, мол «теперь каждый сайт заставят регистрироваться» я вообще не вижу причин. Во-первых, регистрироваться заставят только тех, кто чем-то насолил (мы в России, все-таки). Во-вторых, обе ситуации, и с «Фокусом», и с «ЗЖ» — все-таки граничные. Оба сайта — это не уютненькие дневнички, они мимикрировали именно под полноценные СМИ.
Сайт «ЗЖ» как раз и был сайтом газеты. Газета закрылась — сайт остался, что дает повод в исковом написать про то, что «газета выходит не на печатном носителе, а посредством сети Интернет». А «Фокус» что-то упоминал в своих публикациях про «редакцию», один из атрибутов СМИ. А владелец его, по слухам (я читал публикацию в блоге какой-то тамошней звезды хакаснета) вообще хвалился тем, что имеет регистрацию, и именно как средство той самой информации. Ну, теперь он ее наконец-то получит.
Что касается «ЗЖ», то у нее уже было одно предупреждение об экстремизме, а после второго, по нашему законодательству, уже можно требовать закрытия. Что и происходит.
Слушание дела — 20 февраля. А с исковым заявлением можно ознакомиться на сайте самой ЗЖ, оно там выложено. Замечательный документ. Я сейчас как-раз читал недавно кое-какие материалы еще одного, уже уголовного, дела «за экстремизм». Та еще пирдуха. И тут примерно то же.
Очень понравилось выражение «специалист в области русского языка и юрислингвистики», встречающееся на первой странице искового. Сразу вспоминается слово «кунилингвистика», придуманное в недрах эхо-конференции su.kaschenko.local. Думаю, между этими фантомными дисциплинами много общего. Вернее, это практически одно и то же, только лижут с разных сторон.
В самом деле: любое дело «за экстремизм» сопровождается «заключением эксперта», в котором говорится о том, что «материалы разжигают, возбуждают», и т.д. Ну, давайте посмотрим, что же они разжигают и возбуждают в данном случае.

В исковом говорится, что:

«Высказывания «Патриотизм — значит просто бить иноверца», «Убить еврея», «Убить жида» являются высказыванияими побудительного характера, косвенным образом содержащих призыв к враждебным или насильственным действиям в отношении лиц иной национальности, в том числе лиц иудейского вероисповедания, то есть статья содержит материалы, направленные на возбуждение национальной и религиозной розни, связанной с насилием или призывами к насилию.
В тексте статьи высказывание, принадлежащее Л.Вокуеву «Жид — он и в Африке жид», функционируя в качестве заглавия интервью, может быть воспринято лицами иудейского вероисповедания как оскорбительное. Оно содержит негативную оценку лиц конкретной национальности в силу возможности реализации в слове не только переносного значения, но и прямого значения («презрительное название еврея»), то есть статья содержит высказывания, унижающие национальное достоинство лиц иудейского вероисповедания.»

Кстати, у меня у самого был в универе эпизод, когда я в ответе на семинаре по социологии начал путаться и употребил выражение «нация иудеев». Возмущенное «Штооооооо?!» преподавателя было мне ответом. Да и с мест загыгыкали. И дразнили меня потом некоторое время этой «нацией иудеев». Так что я запомнил, что «иудеи» — это вера, а не национальность. У афтаров «заключения», как мы видим, такого преподавателя не было, и «иудейское вероисповедание» они включают в понятие «национальности». Как я когда-то.

Давайте посмотрим, что же конкретно говорилось в том самом интервью:

«– Но современная российская музыка оскорбляет не только инвалидов. Встречаются и другие, достаточно резкие высказывания.
– Кого, к примеру? Алкашей, наркоманов?
– Альбом «Сестра Хаос» группы «Аквариум». Борис Гребенщиков там поет: «Моя родина, как свинья, жрет своих сыновей», «патриотизм – значит просто убить иноверца».
– Кого он здесь оскорбляет? Родину? Вся родина возмущаться не будет и не может. Да и это, скорее всего, ирония к родине, к тем должностным лицам, которые допускают такие вещи. Поэтому я не вижу здесь каких-то оскорблений. Это его право так называть свою родину. Потому что такие вещи – та же Чечня, Афганистан – они имели место.
– А как насчет экстремистской песни «Убить жида!» в исполнении рок-группы «Инструкция по выживанию»?
– Убить жида?
– Да. Прочитайте текст. Будем с ним бороться?
– Если жид ко мне обратится и скажет, что меня оскорбили, я его буду переубеждать. Жид – это слово нарицательное. Жидом можно назвать любого: и еврея и нееврея, и Ивана, и Петра.
– Ижемцев, кстати, тоже жидами Севера называли (г-н Вокуев – уроженец Ижемского района Республики Коми – «ЗЖ»)…
– Да, они тоже жиды. Тут нет конкретизации. А инвалид – это уже конкретизация. В законодательстве у нас идет: инвалиды первой, второй, третьей группы. И когда мы говорим об инвалидах, то понимаем в прямом смысле этого слова, буквальном. Здесь две вещи разные. Вот если бы в тексте было: «Убить еврея», – здесь мы могли бы говорить об оскорблении национальности в целом. А жид – он и в Африке жид (смеется).»

Как мы видим, читая интервью и видя эти слова в контексте, сложно сказать, что они что-то там возбуждают или призывают кого-то убивать. Этак можно за любую критику экстремизма обвинить в том самом экстремизме, если автор по неосторожности приведет цитату. Да и само «заключение» тогда, получается, возбуждает и разжигает, поскольку цитата про жидов там точно есть. Это, кстати, один из основных признаков «юрилингвистики»: анализ слов преимущественно вне контекста. Безотносительно к «иронии», о которой говорит сам Вокуев, и другим полемическим приемам.
Так что в порядке пиар-хода я бы на месте «ЗЖ» обвинил в экстремизме самих афтаров «заключения». Пользуясь их же формулировками. Но делу это не поможет, постебаться только.
Вообще, «юрилингвистика» — это только часть той экспертократии, которую развели в последнее время наши суды. Суть — во взаимном перекладывании ответственности со следователя на эксперта и обратно. Следователь (ну или суд, или еще кто) назначает «экспертизу» по вопросам, ответы на которые не требуют специальных познаний, типа «контрафактности» объектов авторского права, или вот, как здесь, «возбуждения и разжигания». И при вынесении приговора используется ссылка на экспертизу: вот, нам эксперт сказал, ему виднее. А эксперт тоже не при делах: он только дает заключение, а вину устанавливает суд. Короче, все не при делах, получается. Ответственность за решение ни на кого не возложена.
По-моему, тут вопрос не в том, СМИ сайт или не СМИ. Вот в данном конкретном случае доказать, что не СМИ, будет затруднительно. Здесь надо ставить под вопрос саму методику «экспертизы» и то значение, которое придается «заключению».
Помнится, противоположная ситуация была в свое время с «холодным оружием». Даже криминалист наш местный возмущался: ну как это можно — судить за «холодное» и при этом по каждому делу назначать экспертизу, требующую специальных познаний. «Холодное оружие» — это комплекс признаков, и внешне выглядящие одинаково ножи могут по экспертизе как признаваться «холодняком», так и не признаваться. Но потом ответственность за «холодное», слава богу, смягчили. Ну а тут противоположная ситуация: эксперт фактически решает вопросы права, чего он делать не должен. Он определяет наличие признаков состава преступления, что может делать только суд.

Кстати, на примере «Зырянской жизни» хорошо видно, что Интернет, вообще-то, тесен, в плане описываемых сюжетов. Само интервью Вокуева, ставшее поводом для гнобления «ЗЖ» было связано с его инициативой привлечения группы «Тату» к ответственности за ущемление прав инвалидов. А брал его журналист Эрнест Мезак, он же лжеюзер «mezak«, которого впоследствии вызывали на допрос по поводу «виртуала» главы Коми тов. Торлопова. Тогда еще по ЖЖ стала гулять картинка «Торлопов против козла Фрэнка», взятая из фотогалереи лучших фотографий «ЗЖ». Круг замкнулся.
Обидно еще и то, что «ЗЖ», в отличие от остальных «оппозиционных» изданий — очень вменяемая газета. Ну, насколько я могу судить по тем ее публикациям, которые мне попадались на глаза.

Запись опубликована в рубрике Антисемитизм, Интернет, Маразмы, СМИ, УПК, Экспертизы, Экстремальная толерантность, Экстремизм. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

1 комментарий: Тонкости юрилингвистики

Добавить комментарий

Войти с помощью: