Кажется, ваш покорный слуга облажался (типа опровержение)

К утреннему посту о тайне связи: определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 2 июня 2006 г. N 9-ДП06-10:

«…из содержания п. 14 ст. 5, ст. 186 УПК РФ следует, что под контролем телефонных и иных переговоров понимается прослушивание и запись переговоров подозреваемого, обвиняемого и других лиц, которые могут содержать сведения, имеющие значение для уголовного дела.

В ходатайстве следователя ставился вопрос о производстве выемки документов, содержащих информацию только о входящих и исходящих сигналах соединений телефонных аппаратов без их прослушивания и фиксации. Поэтому ссылка в ходатайстве исполняющего обязанности следователя на ст. 186 УПК РФ ошибочна.

При выемке у операторов связи документов о входящих и исходящих сигналах соединений похищенного мобильного телефона тайна содержания переговоров сохраняется, поскольку целью выемки является только информация о входящих и исходящих звонках с похищенного телефона. Следовательно, права Морозовой не нарушаются. В данной ситуации надлежало руководствоваться положениями ч. 3 ст. 183 УПК РФ, предусматривающей, что выемка предметов и документов, содержащих государственную или иную охраняемую федеральным законом тайну, производится следователем с санкции прокурора. Ссылки в постановлении и последующих судебных решениях на Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 2 октября 2003 г. N 345-О «Об отказе в принятии к рассмотрению запроса Советского районного суда города Липецка о проверке конституционности части четвертой статьи 32 Федерального закона от 16 февраля 1995 года «О связи», касающееся права каждого на тайну телефонных переговоров, и утверждение о том, что выемкой документов, содержащих информацию только о входящих и исходящих сигналах соединений телефонных аппаратов без их прослушивания и фиксации, будут нарушены указанные права граждан, необоснованны.»

…а необоснованны они потому, что постановление Конституционного суда было принято на основании старого закона «О связи». Они, и старый, и новый, называются одинаково, но новый этот вопрос решает по-другому: он отсылает к «федеральным законам», которым в данном случае является УПК. А он допускает контроль и прослушивание по суду, а все остальное — с санкции прокурора. Новый закон принят в 2003 году и привыкнуть успели не все. А тамошней прокуратуре проще показалось не объяснять сотовикам, как и что, а устроить «маски-шоу». 🙂

А все почему — нарушено основное правило поведения юриста: смотреть в закон. Даже если кажется, как мне в этом случае, что все знаешь.

Update: нет, похоже, я все-таки не совсем облажался, и санкцию суда на детализацию получать нужно.

Запись опубликована в рубрике FAQ, Антимент, Верховный суд, Прокуратура, Суд, Тайна связи. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Войти с помощью: