Тайна связи и Конституция

Ко вчерашним изразмышлениям о наездах на сотовых операторов и тайне связи: я совсем забыл, что у нас есть еще и Конституция. 🙂 Я ее сравнительно редко читаю: руководствоваться ею в повседневной жизни — вернейший способ забрести куда-нибудь в эмпиреи, да там и остаться. Обычно «ссылка на Конституцию» означает, что афтар взял какую-то статью, истолковал в свою пользу и вывел из нее то, что ему нужно. Ну, или что афтар нижестоящих нормативных актов просто не знает. Но здесь не тот случай, ладно уж. Так вот, статья 23 Конституции учит нас, что:

«2. Каждый имеет право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений. Ограничение этого права допускается только на основании судебного решения.»

В то же время статья 186 УПК предусматривает, что по судебному решению у нас осуществляется только контроль и запись переговоров. Что дало основание прокурорским работникам утверждать, будто все остальное — это «охраняемая федеральным законом тайна», документы с которой подлежат выемке без судебного решения, с санкции прокурора.

По-моему, они все-таки неправы. Тайна связи охраняется не «федеральным законом», а Конституцией непосредственно. И, поскольку она у нас — непосредственно действующая, то руководствоваться должны были именно ее положениями. То есть, санкция суда на получение детализации переговоров получать все-таки надо. Из того, что статья 186 УПК предусматривает санкцию суда только на контроль и запись переговоров, еще не следует, что тем самым из-под охраны Конституции выводится вся остальная тайна связи. Старый закон «О связи» дублировал положения Конституции, а новый — просто отсылает к «федеральным законам». Законы же, в данном случае УПК, в этом вопросе неконкретны. Правда, можно сказать, что «тайна связи» — это как раз только и исключительно «прослушка» и есть, поскольку Конституция не расшифровывает это понятие. Но в законах, например, в статье 8 закона об ОРД, «ограничение тайны связи» отграничивается от «прослушки».

Так что, боюсь, Верховный суд в своем постановлении, которое цитируется по второй ссылке, все-таки был неправ. А я — все-таки был прав. Короче, слушайте меня — и будет вам щастье. 🙂

Еще хороший вопрос — пределы «тайны связи»: господствует мнение, что «тайна» — это то, что у оператора связи, а как только сообщение попадает к адресату, тайной оно быть перестает. Мне это мнение не нравится. 🙂 Чисто на интуитивном уровне.

Да, вот часто говорят, что «два юриста» — это, мол, «три мнения». Хочу заявить, что это неправда. на примере этих трех постов вы можете убедиться, что три мнения может быть и у одного человека. Правда, в разное время, но я над этим еще буду работать. 🙂

Запись опубликована в рубрике FAQ, Антимент, Верховный суд, КС, Отвлеченное, Разборы, Связь, Тайна связи. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

1 комментарий: Тайна связи и Конституция

  1. volokhonsky говорит:

    http://www.fontanka.ru/2007/03/09/087/ — вот тут тоже ситуация разбирается, говорится, в частности:

    В Петербурге такого произойти в принципе не может: сложившаяся практика построена в соответствии с законом, — пояснили корреспонденту «Фонтанки» в пресс-службе городской прокуратуры, — и следователи во всех случаях с согласия прокурора ходатайствуют перед судом о получении распечаток.

    Как ни странно, но оперативники со стажем заверили корреспондента «Фонтанки»: это действительно так.

Добавить комментарий

Войти с помощью: