Об одной из действительных новелл ГК

Недавно обсуждалась новость про египтян, которые собираются зачем-то запретить копировать своих сфинксов. Я так понял, всякие безденежные племена Мумбо-Юмбо иногда пытаются заставить «мировое сообщество» башлять за свои народные промыслы и национальные пляски. Но тут, в принципе, еще щадящий вариант: они хотят запретить изготовление точных копий. Этот запрет — что-то вроде отечественного права на «публикацию музейных предметов и музейных ценностей» из статьи 36 закона «О музейном фонде…»:

«Статья 36. Публикация музейных предметов и музейных коллекций

Право первой публикации музейных предметов и музейных коллекций, включенных в состав Музейного фонда Российской Федерации и находящихся в музеях в Российской Федерации, принадлежит музею, за которым закреплены данные музейные предметы и музейные коллекции.

Передача прав на использование в коммерческих целях воспроизведений музейных предметов и музейных коллекций, включенных в состав Музейного фонда Российской Федерации и находящихся в музеях в Российской Федерации, осуществляется музеями в порядке, установленном собственником музейных предметов и музейных коллекций.

Производство изобразительной, печатной, сувенирной и другой тиражированной продукции и товаров народного потребления с использованием изображений музейных предметов и музейных коллекций, зданий музеев, объектов, расположенных на территориях музеев, а также с использованием их названий и символики осуществляется с разрешения дирекций музеев.»

Ну вот, нечто подобное предлагают нам египетские товарищи. Видимо выполнение копий требует детального изучения оригинала — тут-то они и наложат руки на кошелек изучающих. Правда, представитель египетского Совета по древностям, комментирующий нововведение, сказал, что закон будет действовать во всем мире — очень любопытно, как он собирается это обеспечить. Я бы порекомендовал ему для тренировки попробовать поднять Сфинкса и посмотреть, не развяжется ли пупок. Хотя с помощью международных договоров такое, в принципе, можно обеспечить.

Так вот, сегодня прочел в «The Register» статтю «How to copyright Michelangelo». Повествует она о способе «закопирайчивания» произведений, копирайт на которые давно истек. Например, там помещено два варианта фрески Микеланджело «Рождение Адама», одно из них представляет собой «общественное достояние», а авторские права на вторую принадлежат Музею Ватикана.

Все очень просто: первый вариант — до реставрации, второй — после. Реставрацию оплатила японская компания NHK, в обмен на право видеосъемки и публикации изображений фрески. Примерно так же действует основанная Биллогейцем компания Corbis.

И примерно так же смогут делать наши «правообладатели» с 1 января: в ГК (ст. 1337 — 1344) предусмотрена новая сущность, «публикатор». И ейные права, основным из которых является исключитальное право на обнародованное им произведение. Он может его использовать «способами, предусмотренными подпунктами 1-8 и 11 пункта 2 статьи 1270» ГК (ну, это все мыслимые за исключением права на перевод и практическую реализацию архитектурного проекта).

Естественно, права такие распространяются не на все опубликованное, а только на «обнародованное». Под обнародованием же понимается самое первое опубликование. Ну, в общем, как было с фреской: реставрируем, считаем новым произведением, «впервые» публикуем и получаем права публикатора. (см. апдейт) Кстати, степень вмешательства реставратора после которой произведение считается «новым», определяться, разумеется, будет субъективно, на глаз… А можно и не реставрировать, а найти в запасниках произведение, которое не публиковалось. Купить у музейщиков «право первой публикации» и вперед (кстати, процитированная статья «музейного» закона, как вы видите, имеет много общего с «правом публикатора», только теперь оно шире по содержанию и музейщики могут им торговать, как и остальными авторскими правами).

Отакот. В общем, даешь копирайт на Репина с Васнецовым! А то поумирали тут, понимаешь, не вовремя…

Update: Я, кажется, к вечеру стал глючить, пропустил вот этот абзац в статте про Микеланджело:

The Vatican could only license the copyrights of a public domain work due to an old quirk of copyright law. The original artwork may be in the public domain, but a photograph of that artwork may be copyrighted as a new unique work. The photograph taken today becomes a new copyrighted work with new intellectual property rights. Museums often charge for photographs of works in their collection, and publication royalties provide a modest income stream to fund conservation.

Т.е., копирайтом охраняется не само отреставрированное произведение, а его фотография. Но в принципе, ситуация поменяется не сильно: обладатель авторских прав на фотографию произведения должен просто сделать так, чтобы она стала единственным его изображением. Для этого просто заключается договор с музеем, который пользуясь правом, предоставленным ему 36 статьей, запрещает остальным использовать в коммерческих целях «воспроизведение произведения» (хотя фотографировать его все-таки можно, но тут примерно то же, что и с изображением человека по ст. 151.2 ГК: право на съемку не ограничено). И все вынуждены идти на поклон к автору единственной фотографии.
Правда, тут возникнет вопрос о том, является ли обычная фиксация произведения фотоаппаратом творческим трудом и порождает ли авторские права. Тут спорить можно долго, и поэтому более реальным вариантом «закопирайчивания» «общественного достояния» является тот, который я придумал, прочитав статтю по диагонали, с использованием именно прав «публикатора». :) Кодексу не противоречит.

Запись опубликована в рубрике FAQ, Авторское право, ГК, ГК-4, Искусство, Маразмы, Пророчу, Разборы. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

1 комментарий: Об одной из действительных новелл ГК

Добавить комментарий

Войти с помощью: