О соразмерности наказания

Тут с утра наткнулся на очередное разоблачение минтов-козлов. В любимой «Новой газете»:

«28 августа 2005 года произошла дорожная авария, виновником которой был необычный гражданин: на его джипе красовался государственный номер О 666 ОВ. Выписка из протокола: «Мчался на красный свет светофора, с превышением скорости, по встречной полосе, сбил 12-летнего мальчика, который переезжал перекресток <…> на велосипеде на зеленый свет». Мальчик погиб. Звали его Ринат Юртаев. Братишка-близнец Алхат, ехавший следом, помчался за отцом Рафаэлем. Когда отец приехал — увидели: на встречной полосе стоит автомобиль «Тойота Ландкрузер», велосипед Рината отброшен в сторону, а самого мальчика в состоянии клинической смерти грузят в машину «скорой помощи». Как выяснилось позже, у Рината были многочисленные кровоизлияния в мозг, разрыв легкого, печени, селезенки, левой почки, а также массивная кровопотеря. Не мог он выжить.

Виновник происшествия Агабек Мамедов вызвал друзей: заместителя прокурора Дзержинского района Норайра Уманяна и заместителя начальника ОВД по Пермскому району Алага Агаева. На глазах изумленных свидетелей и убитого горем отца прибывшие пожали ему руку, дружески похлопали по плечу… Тогда Рафаэль Юртаев понял: у Мамедова в милиции «связи». И не ошибся. Оказалось, Мамедов — бывший кадровый офицер милиции, раньше работал участковым инспектором в ОВД поселка Звездный Пермского района, а ныне числится членом Пермской краевой адвокатской палаты и по принадлежности к спецсубъектам имеет право на рассмотрение его дела прокуратурой.

11 мая 2006 года состоялся наконец суд. Судья Юрий Ковальчук, отметив грубые нарушения подсудимым правил дорожного движения, «принял во внимание», что после совершения ДТП тот вызвал «скорую помощь», — и мягко приговорил Мамедова к 3 годам условно (!), с трехлетним запретом управлять автомобилем.»

Нарушение ПДД со смертельным исходом — это часть 2 ст. 264, до пяти лет лишения свободы и до трех — лишения права управлять транспортным средством. Средней тяжести. То есть, при совершении преступления впервые условно дают по-любому, за редким исключением. Он, небось, еще и каялся да вину признавал. Плюс смягчающие обстоятельства (вызвал «скорую») — наказание не может превышать трех четвертей от максимального. В общем, максимум, что наш фигурант мог получить — три года и девять месяцев. Условно. А вот права управлять машиной его лишили на максимальные три года.

В общем, мне кажется, в данном случае не судья отмазал «социально близкого», а просто и простой смертный в такой ситуации получил бы примерно столько же.

Сходная история была, помнится, с неким таджиком, вступавшим в половую связь с девочкой и заделавшим ей ребенка. Тогда ему суд вообще дал по максимуму, но наши патриоты были недовольны «мягкостью приговора».

А вот зачем наш товарищ нарушитель ПДД из статьи «Новой» полез подбрасывать потерпевшему наркоту и патроны — вопрос, конечно, интересный. Теперь он в бегах, а когда найдут — дадут и за наркоту, и за оружие, и за все хорошее, и теперь уже не условно. «Новая», наверно, напишет, что справедливость восторжестовала и убийца ребенка понес заслуженное наказание. :)

Кстати, еще когда я работал, по судам области ходило такое устное негласное указание: если патроны найдены без ствола — на хрен такие патроны. Или оправдывать фигуранта. Хотя, конечно, если бы нашли ящик — это другой разговор. И это правильно, я считаю.

И еще пикантная деталь:

«И тут по городу поползли слухи, что Мамедов свободно передвигается по Пермскому краю и даже открыто присутствовал на похоронах начальника ОВД города Чайковский. Министр общественной безопасности Пермского края Игорь Орлов на встрече с журналистами 20 декабря 2007 года опроверг эту информацию: «Данных, подтверждающих такие факты, у следствия нет».

У нас в районе раз возбудили раз дело по хулиганке, с тремя фигурантами-милиционерами. Я тогда еще не работал, это мне повезло. Потому что старожилы с придыханием рассказывали, как его запихивали в суд, как пропихивали через суд, и т.д. По-моему, их оправдали сначала вообще. Но потом добились рассмотрения судом соседнего района. Там оно, кажется, по сей день и лежит.

Так вот, после оправдания один из фигурантов подался в бега. Сбежал в родную деревню, километрах в …дцати от города. Розыск поручили нашей доблестной милиции, поскольку больше некому. Искали его несколько лет, но потом, правда, нашли. Как умер — так сразу и нашли, ага…

А еще один из фигурантов продолжает работать в милиции. Меня бережет.

Запись опубликована в рубрике 264, Конфликтология, Милиция, Народное правосудие, Случаи, СМИ, УК, УПК. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

4 комментария: О соразмерности наказания

Добавить комментарий

Войти с помощью: