Жаловаться в гестапо

По моему глубокому убеждению, любой хуесос, который обвиняет оппонента в «экстремизме», должен подвергаться жесткой обструкции, я по-моему, об этом уже писал. Ну вот, слава Б-гу кое до кого тоже доходит. Латынина жжот:

«На прошлой неделе Басманный суд Москвы приговорил лидера националистической группировки «Формат-18» Максима Марцинкевича, он же Тесак, к трем годам лишения свободы.

Посадили его вот за что. 28 февраля 2007 года в клубе «Билингва» состоялись дебаты мистера Паркера и автора этих строк на тему нового русского либерализма: мистер Паркер доказывал, почему надо вступать в партию к Барщевскому, а ваша покорная слуга, натурально, издевалась над всеми официальными партиями (включая партию Барщевского).

В разгар дебатов в клуб пришли г-н Марцинкевич и полторы дюжины его сторонников. Как установило позднее следствие, они кричали «Хайль Гитлер», а также что перережут всех либералов, что было, согласитесь, глупо — либералов было кругом пруд пруди, бери и режь, чего ж кричать-то.

Этот неожиданный дивертисмент внес большое разнообразие в дебаты — если б они принесли ручную обезъянку, разнообразия было бы еще больше.»

Три года за то, за что, по-хорошему, нужно вешать административное «мелкое хулиганство» — это, мягко говоря, перебор. Я, вообще-то, думал, это еще что-то там ему припаяли, но судя по всему, это только за «Билингву». Пиздец, я в шоке.

«И вот после дебатов в «Билингве» светоч либерализма нашего, «яблочник» Сергей Митрохин, услышал о произошедшем и написал в прокуратуру просьбу возбудить против Тесака уголовное дело. И через некоторое время звонит мне следователь и говорит:

— Юлия Леонидовна, мы тут возбудили против Марцинкевича уголовное дело. Хотелось бы получить ваши показания.

— Давно было, начальник, — отвечаю я, — в натуре ничего не помню.

— Как — ничего не помните? — изумился следователь.

— А ничегошеньки! Память плохая. И я не собираюсь быть инструментом, который ФСБ использует в разборках между своими агентами. Пусть вам Митрохин подмахивает.

В общем, в итоге этот справедливый и неподкупный судья влепил Марцинкевичу три года лишения свободы с отбыванием наказания в колонии общего режима — строже, чем рассчитывало обвинение.

И по поводу этой истории я вспомнила две других. Одна случилась много лет назад с одним известным вором. Этого вора пырнул заточкой «мужик». И вор, умирая, написал заяву вертухаям. А потом получилось так, что вор не умер. И, конечно, он был готов заяву съесть. Но было поздно: его, конечно, раскороновали.

У меня в этой связи вопрос к г-ну Митрохину, для которого не западло строчить заявы красноперым: когда наши либералы поднимутся хотя бы до уровня правосознания наших воров?

Нельзя играть в карты с шулерами и нельзя жаловаться в гестапо.»

Прекрасно. Просто прекрасно.

В общем, чем скорее наши «правые» с «либералами» и всеми остальными поймут, что необходим мораторий на «экстремизм» — тем лучше. Вдобавок, неважно, кто там из них что думает об оппоненте нехорошего: экстремистом все равно будет тот, на кого прокурор покажет. Вот воры, как мы видим, это понимают. :)

Хотя к «правосознанию» это и не имеет никакого отношения.

Запись опубликована в рубрике 282, Конфликтология, УК, Экстремальная толерантность, Экстремизм. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

5 комментариев: Жаловаться в гестапо

Добавить комментарий

Войти с помощью: