Пятиминутка ненависти в защиту «педофилов» (злобно и с матом)

Что-то в последнее время у меня нечаянно получалось наткнуться на «педофильскую» тему. Сначала по ссылке попал на дискуссию, в которой пейсатели-фантасты обсуждали письма к доброму царю «с просьбой «разморозить» главу УК о смертной казни. Для педофилов, серийных убийц и т.п.» Вот это понравилось:

«здесь хорошо бы не только письмо в Думу, а большую и долговременную кампанию по всем возможным направлениям в прессе… сделать противников смертной казни «нерукопожатными», шельмовать их как латентных пособников и потаковников педофилов… ни в какие диалоги с ними не вступать… нужна атмосфера нетерпимости всех, кто терпимо относится к педофилам… да и писателям пора эту тему как-то «озвучить» в своих произведениях…«

Это пишет Эдуард Геворкян, который в истории с библиотекой Мошкова и «КМ.ру» повел себя как образец нравственности и порядочности, как мы помним. Впрочем, остальные там жгут не меньше.
А на следующий день, то есть вчера, наткнулся на форуме Арбатовой на анонц программы «К барьеру» с обсуждением того, нужна ли эта самая казнь для этих самых педофилов. Пошел смотреть, вернее, тюнер включил. Правда, попал на шапочный разбор, примерно на тот момент, когда Боровой, защищая «педофилов», говорил, что, если спросить народ по поводу смертной казни, то восемьдесят процентов будет «за». Он знал: примерно такое отношение голосов в это время показывалось внизу экрана. И оно не изменилось до конца программы. Что ж, я рад: раньше я оценивал число идиотов среди соотечественников процентов в девяносто-девяносто пять.

В цитатник:

«Кургинян: Нужно очень много законодательных норм для того, чтобы по-настоящему бороться с главным источником этого сейчас ужаса — это интернетом. Там нужно работать. У нас связаны руки по этой работе. …
Я считаю, что этот гигантский канал, по которому текут нечистоты разного качества, надо заткнуть. И, конечно, надо затыкать сообразно с типом нечистот.
… произошёл глубочайший культурный слом, который осуществили так называемые либералы. Что именно они, начиная с сексопатологов, таких, как Кон, которые сейчас продолжают аппелировать к вопросам о детской теперь педофилии… все они говорили о том, что это только в Советском Союзе есть какие-то такие вот предрассудки по поводу порока, а на самом деле порок — это прекрасно…»

Прежде всего, хоть я смотрел и не с начала, все же заметил вопиющую подмену понятий, вернее, их смешение: в «педофилы» попали аж целые три принципиально разные группы людей. Во-первых, безобидные дрочеры, которые хотят дрочить не на теток с сиськами, а на девочек без сисек. Вопреки распространенному мнению, наличие на компьютере «детского порно» и посещение соответствующих сайтов ненаказуемо, наказуемо только распространение. Так что я не вижу, в чем виноваты эти люди, кроме нетрадиционных сексуальных пристрастий, которым никто не судья. А на вопрос о том, не пойдут ли они тех же самых девочек искать по улицам, я ответить не готов: может, пойдут, а может, нет. Скорее всего, нет, бо уже подрочили, а бегать по улицам за нимфетками — это все-таки палево.
Вторая группа — это те, кто, выражаясь языком протокола, «вступает в половую связь» с малолетками, добровольно. Плачет по ним статья 134 УК — в том случае, если один из партнеров достиг восемьнадцати лет, а второй — не достиг шестнадцати. Того, который старше, ждет «до четырех лет», если не судим, то, скорее всего, условно. По этому поводу Соловьев еще негодовал, упрекая Ельцина в том, что он в свое время снизил этот возраст (так называемый «возраст согласия») до четырнадцати. Потом, правда, откатили обратно.
Ну, и третья — это насильники. Если потерпевшей не исполнилось четырнадцать — это третья часть статьи 132, от восьми до пятнадцати. Если не исполнилось шестнадцать — часть вторая, от четырех до десяти. Да, и если жертва не сопротивлялась, поскольку была в беспомощном состоянии — это тоже изнасилование, а не 134.
Так вот, товарищ Слоловьев все это смешал в одну «социальную группу» — «педофилов». При этом иллюстрируя весь тот вред, который они причиняют, исключительно третьей группой. Изредка вспоминая про вторую — когда говорил, что, мол, «педофилам» могут дать только четыре года, и не пора ли ужесточить, углубить и расширить… Ну, а дрочеров приплетая для того, чтобы показать, как все начинается. Мне все это напомнило риторику борцов с наркотой: сначала «травка», потом «колоться», потом «убивать и грабить». Схема пиздобольства примерно такая же.
Насчет дрочеров — пусть дрочат как хотят, я считаю. Лезть к человеку в постель и интересоваться подробностями — это как-то не в моих правилах. А вот про тех, которые добровольно и по согласию, имею сказать следующее.
Дорогие товарищи! Большинство подростков начинает жить половой жизнью в 14-15 лет. И я не думаю, что трахаются они исключительно с сорокалетними дядьками-тетьками. Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы, сопоставив формулировку статьи 134 УК с этим фактом, понять, кто будет по ней записываться в «педофилы»: разумеется, это будут молодые люди в возрасте от 18 до 25 примерно лет. Когда «борцы с педофилией» нам расписывают ее ужасы, об этом они, разумеется, не говорят.
Так что я думаю, Соловьев совершенно зря ругал Ельцина, который снизил «возраст согласия». Лично я бы его снизил вообще до тринадцати минимум. Закон, который нарушают абсолютно все, стоит не соблюдать, а менять. Дети сейчас взрослеют быстро, и это еще большой вопрос, хотят ли они, чтобы их «спасали от педофилов». А вот в обучении основам безопасного секса они остро нуждаются, и если в курсе «Основ православной культуры» их будут учить правильно надевать презерватив и предохраняться от вензаболеваний — я буду обеими руками за такой курс. Но наши фофудьеносные уебки не только не учат никого таким нужным вещам, но и другим учить запрещают. В отличие от Христа, который людей учил, но все-таки не насильно.
Вообще, в борьбе с «педофилами» очень много от двух других кампаний — борьб в «экстремизмом» и «легкими наркотиками». Вред травокуры причиняют только себе, а опасность какого-нибудь «русского патриота», напряженно размышляющего о судьбах России, тоже неочевидна. Значит, надо срочно что-нибудь выдумать.
Вы вообще заметили, что шума от «антинаркоманской» и «антиэкстремистской» кампаний — гораздо больше, чем от борцов со всей остальной преступностью? Очень просто: если убили кого-то, или спиздили чего — вред от этого заметен и поддается рациональной оценке. А оценка общественной опасности «педофилов», «травокуров» и «экстремистов» зачастую имеет под собой основу в виде одной лишь фантазии оценщика. И фантазию эту они, как правило, не сдерживают.
В результате единственным приличным человеком в студии выглядел один Боровой, апеллироваваший к разуму и говоривший о том, что не может народ решать проблемы совершенствования законодательства. Приводя в пример некую бабушку с ее рецептом всеобщего счастья: цены заморозить, зарплату повысить. Народ, естественно, не безмолвствовал, а активно хлопал в кульминационные моменты, Соловьеву в основном, и этому, как его, забыл фамилию.
Студию наполняло убогое, унылое говно, как часто у Соловьева бывает. Не обошлось и без предложения «спросить у матерей погибших детей», а надо ли казнить «педофилов». Ну, по-моему, под «педофилом» в данном случае понимался, вообще-то, убийца, которого, впрочем, тоже казнить не надо. Особенно мне нравится формулировка про «налоги», там было, кажется, что-то вроде: а вот вы спросите у той матери, почему она на свои налоги должна содержать убийцу собственного ребенка. Обычно субьект, который апеллирует к «налогам», делает это так, как будто в одиночку их платит на содержание в тюрьмах абсолютно всех убийц. Не стал исключением и этот случай. :) Можно, кстати, еще провести опрос среди потерпевших от краж: а нужна ли за них смертная казнь. Восемьдесят процентов не обещаю, все-таки не тот случай, но процентов сорок «за» набрать можно.
Ну все, казалось бы, дальше пасть уже некуда… Но тут снизу, как водится, постучали: Соловьев стал продвигать умный мисл: раз все равно эти злобные педофилы получают «справку о невменяемости», лечатся и выходят «годика через два», то почему бы их по излечении все-таки не сажать в тюрьму? Ну, типа как ангину подлечили и расстреляли…
Сказать, что это полнейшая хуйня — это ничего не сказать. За всю мою маленькую пятилетнюю практику я расследовал что-то около сотни дел. Из них «справки» получили всего трое. Все до этого состояли на учете, и то — одному в Брянске диагноз не смогли поставить, пришлось ему к Сербскому ехать, на стационарную экспертизу. Так что «справка о невменяемости» только из-за того, что субъекту нравятся маленькие девочки — это из области фант пиздежа. А если субъект эту справку получил, то у него действительно проблемы с головой, и не сажать его надо, а лечить.
Но вернемся к маленьким девочкам, звездам большого экрана, и поговорим о так называемой «детской порнографии». Лично я начал пользоваться пирингом только недавно, полгода примерно назад. За все это время я не видел в наших локальных торрентах этого самого «детского порно» ни разу. Думаю, просто потому, что выложившего сдали бы ментам свои же собратья-сидеры. И, кстати, вы меня очень обяжете, если кинете в комментарии на это «детское порно» ссылку. Ужас как хочется посмотреть, что это такое. Пляжные фотографии голых детей к рассмотрению не принимаются.
Хотя фильмов с моделями, у которых маленькие сиськи, и в титрах написано, что они «teen» — хоть отбавляй. Но на заборе ведь тоже написано… И, кстати, вспоминая екатеринбуржскую борьбу за ндравственность, такой вот процессуальный момент: для определения возраста человека требуется либо посмотреть его паспорт, либо провести ему медицинскую экспертизу. Я что-то сомневаюсь, что ее можно сделать по изображению. А насколько я в курсе своременных тенденций в борьбе с порнографией, вполне может быть, что и несовершеннолетний возраст модели определяли те же эксперты-хуесосы, ой, простите, искусствоведы, которые искали в фильмах признаки порнографии.
В общем, мое мнение состоит в том, что закон нельзя менять из-за группы дебилов с их дебильными фантазиями. Для этого нужны причины повесомее. В конце программы Арбатова, помнится еще стыдила Борового в том ключе, что, мол, «как вы можете говорить о том, что смерть одного человека — трагедия, а ста — статистика», или как-то вроде этого. Таки на этот счет я имею в качестве иллюстрации следующее. Вот по этой ссылке какой-то педальный лох просит нас «посмотреть в глаза» убитой девочки Полины Мальковой, убийцу которой совсем недавно нашли (видимо, именно из-за этого и началась такая движуха вокруг «педофилии», да я, не смотря телевизора, все пропустил). При этом наш лох тоже, как и Соловьев, ругает Ельцина за то, что тот отменил смертную казнь за изнасилование малолетних, и если бы он этого не сделал, Полина «была бы жива». Между тем, беглый поиск в сети показывает, что убийца отсидел 12 лет, и вышел в 2004 году. То есть, судили его еще в 1992, когда действовал УК РСФСР, в котором смертная казнь была.
Но я не об этом. Посмотрите уже в глаза, раз человек просит. Так вот, случай с Полиной — это трагедия. Как и четырнадцать других мертвых детей, независимо от того, кого записали в «жертвы педофилов». А для изменения законодательства нужна статистика.
А вообще, когда появляются хуесосы, которые вместо «вины/невиновности», оперируют терминами «грязь» и «порок», а вместо УК и УПК апеллируют к «морали», «нравственности» и прочей подобной хуйне — отстреливать надо начинать именно этих хуесосов. Потому что, если дать им волю — они придумают какое-нибудь новое безнравственное преступление и начнут с ним бороться, а закончится все «борьбой за нравственность» а-ля Екатеринбург. Там, небось, сейчас дебилы-прокурорские, надувая щеки, важно рассказывают о том, сколько коварных педофилов они поймали под фонарем, и на сколько лет их укатали. Тем временем на нары сажаются студенты, вся вина которых заключается в том, что они расшарили в локалке не тот фильм. А те, кто ебал детей, снимая их на видео, так и будет продолжать ебать детей. Снимая их на видео.
Подумайте об этом, пожалуйста.

Запись опубликована в рубрике 105-2, 131, 132, Законотворчество, Конфликтология, Маразмы, Мораль, Народное правосудие, Порнография, Разборы, Смертная казнь, Судебная психиатрия, Телевидение, УК, Цитатник, Экстремальная толерантность. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

7 комментариев: Пятиминутка ненависти в защиту «педофилов» (злобно и с матом)

  1. kaafree говорит:

    Паша, я не считаю правильным подход «раз уж они начинают трахаться в 13, так давайте это разрешим». В нормальном обществе законы формируются как раз на основе той самой не сильно любимой тобой морали, для того, чтобы большинство могло быть уверено в сохранении стабильности.

    Понятно, что наказание за «расшаривание не того фильма» должно быть совсем не таким, как за секс с ребенком. Но оно должно быть, потому что позволяя делиться подобными вещами, общество уничтожает эту самую мораль, подрывает свою же стабильность. Сегодня мы позволяем дрочить на детское порно, завтра мы разрешим трахать детей «по обоюдному согласию», послезавтра что ? Нет, спасибо.

    И замечу, я являюсь противником смертной казни вне зависимости от тяжести преступления.

  2. Павел Протасов говорит:

    Мораль — это те установки, которые разделяются большинством членов общества. Если половую жизнь «дети» начинают в 14 лет, значит, нужно это разрешить. И в большинстве т.н. «цивилизованных стран» — разрешили. А если у кого представления о морали ограничиваются «поститься-молиться-слушать радио «Радонеж» — то вот он и пускай трахаться начинает в тридцать три. У нас свободная страна.

  3. kaafree говорит:

    Понимаешь ли, какое дело — ослабляя запреты (разумные, в общем-то), общество лишает себя ориентиров «плохо-хорошо». Причем разок ослабив правила, вернуть все назад практически невозможно. И такой подход, как правило, делается лишь с оглядкой на краткосрочную перспективу, без тщательной оценки долгосрочных последствий.

    Постулат о том, что в «большинстве цивилизованных стран» что-то там разрешили, согласись, ещё не повод разрешить здесь и сейчас. Да и мораль большинства, хочется надеяться, находится всё-таки где-то между Радио Радонеж и ёблей нимфеток. И это несмотря на то, что пару десятков лет никто здесь особо не заботился о том, чтобы привить оному большинству элементарные понятия о хорошем и плохом.

  4. redstarcreative говорит:

    А вы заметили по многочисленным историям, что морализаторов на ту или иную тему обычно эта самая тема волнует, так сказать, предметно (из недавних вспомним нью-йоркского прокурора и нескольких священников).

    Интересный угол это придает личностям, истерически кричащим про «разврат», «педофилов», «пиратов», «педерастов» и прочее, не правда ли?

  5. Павел Протасов говорит:

    [Здесь будет процитирован комментарий с ID #1960 ]

    Что значит «вернуть назад невозможно»? «Возраст согласия» уже делали в 14 лет, потом вернули назад. Подавляющее большинство «условно детей» начинают половую жизнь именно в этом возрасте — чего запрещать-то?

  6. kaafree говорит:

    Вернуть назад невозможно означает то, что даже вставив в закон новый возраст, вернуться назад очень сложно. Усилится брожение из серии «а как же, вот год назад можно было, а теперь нет, а что изменилось-то ?», что в итоге означает неприятие изменений. Иными словами, отношение общества к этому вопросу (да и к любому другому подобному, как, например, абортам или огнестрельному оружию) очень сложно изменить обратно. Можно, конечно, массово промыть мозги долбоящиком и прочими СМИ, но это приводит, как правило, к появлению массового двуличия, когда формально декларируется одно, «но мы-то с вами знаем…».

  7. Freeman говорит:

    Педоистерия (как и любая другая общественная истерия) — это нездоровое состояние общества.
    Настоящая педофилия — достаточно редкое явление, чтобы делать на нем такой акцент. Тем более, что наказания за «педофильские» действия были предусмотрены и до педоистерии, причем вполне надежно уберегающие детей от посягательств.
    Так что изменилось с появлением педоистерии? А то, что «антипедофильский» закон начали расширять за пределы объектов педофильского интереса так, что под него стала попадать масса людей, не имеющих никакого отношения к педофилии в принципе.
    Отсюда вывод: это просто акция по повышению уровня пуританства, проще говоря очередное «закручивание гаек». И никакого отношения к борьбе с педофилией, в ее истинном смысле, это не имеет.

Добавить комментарий

Войти с помощью: