Еще один любитель «жаловаться в гестапо»

Некто Максим Горячев, автор статти про то, как восстановить свои права, грубо попранные «ворами интеллектуальной собственности». Справедливо оцененной в комментариях на «слабую троечку».

А вот как аффтар применяет свои знания на практике, когда у него «украли» статьи:

«Но ведь доказательства сохранить можно! Для этого надо заверить содержимое сайтов у нотариуса (разумеется, пока материалы еще не сняли с ресурса). Придется повозиться, заплатить госпошлину, но через пару дней получить протоколы осмотра сайтов, которые суд воспримет как относимые и допустимые доказательства по делу. Вот теперь можно действовать.
У каждого автора есть право на самозащиту своих нарушенных прав и на денежную компенсацию за это нарушение, поэтому сначала можно обратиться к плагиаторам с требованием удалить статьи с интернет-ресурсов и выплатить компенсацию. В моем случае с обоих ресурсов после получения электронного письма статьи сняли моментально, причем с сайта газеты «Работа в Томске» намного больше, чем я «заказывал»! То есть владельцы сайта имели все основания полагать, что происхождение остальных размещенных на интернет-ресурсе материалов незаконно. Так и погиб от самовозгорания чей-то головной убор.
Поскольку уровень правовой культуры как авторов, так и плагиаторов по сей день оставляет желать лучшего, в моем случае нарушители не захотели ограничиться гражданско-правовой ответственностью в виде компенсации. Казалось бы: заплати и живи дальше спокойно, а так придется привлекать к ответственности уголовно-правовой, которая никак не исключает и предъявления материальных требований — гражданский иск можно подать и в уголовном процессе.
Возможно, нарушителей расслабило то обстоятельство, что Санкт-Петербург и Томск находятся на весьма почтенном расстоянии и обращаться в томские правоохранительные органы я не буду. Вот здесь они почти не ошиблись: любой гражданин имеет право на обращение в прокуратуру по месту жительства. Поэтому протоколы осмотров интернет-ресурсов 27 марта с. г. были мной переданы в следственный отдел при прокуратуре Фрунзенского района Санкт-Петербурга для решения о возбуждении уголовного дела по части 1 статьи 146 УК РФ за нарушение авторских прав, а именно — права на авторство, на неприкосновенность произведения, а также за незаконное использование произведений.
Тут стоит особо напомнить всем «виртуальным» плагиаторам: юридическая ответственность предусмотрена за любое незаконное использование произведений, а использованием считается в том числе и публикация без цели получения выгоды, в том числе в сети Интернет. Если уж, покупая дешевый контрафактный диск с фильмом, рядовой гражданин становится соучастником преступления, то редактор СМИ, допуская публикацию плагиата, — и подавно.
Вернемся к статье 146 УК РФ. Если же украденные материалы были опубликованы и в печатной версии газеты «Работа в Томске», то и часть 3 той же статьи за сбыт контрафактной продукции группой лиц в особо крупном размере может «нарисоваться», — до шести лет, однако…»

У аффтара серьезные проблемы с пониманием института соучастия, судя по выделенному отрывку. Но тут возникает самый интересный вопрос: а как же он собирается доказывать то, что авторские права нарушены в «особо крупном размере», что требуется для состава третьей части ст. 146 УК? А вот как:

«Под особо крупным размером понимается стоимость тиража контрафактной продукции более 250 000 рублей. При этом контрафактной продукцией, исходя из разъяснений Пленума Верховного Суда (п. 16 Постановления от 19.06.06 № 15), будет считаться весь газетный номер — пусть даже все остальные материалы в номере опубликованы на законных основаниях.
Таким образом, при тираже газеты в 10500 экземпляров (как в нашем случае с «Работой в Томске») для признания особо крупного размера вполне достаточно, чтобы номер газеты стоил пять рублей, а незаконно опубликовано как минимум пять статей.»

Здесь он цитирует постановление пленума ВС, которое обобщает практику по гражданским делам, т.е., применять его можно только при рассмотрении гражданского иска в уголовном деле, но никак не при квалификации преступления. Вдобавок, в том пункте, на который ссылается аффтар, говорится о том, что считается контрафактным экземпляром произведения, вопросы о том, как определяется размер компенсации, там нет ничего. В общем, мы тут имеем очередной способ раздуть «размер» нарушения авторских прав до «уголовных» величин. Но очень уж специфический.

Запись опубликована в рубрике 146, Авторское право, Конфликтология, Пленум ВС, УК. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

2 комментария: Еще один любитель «жаловаться в гестапо»

Добавить комментарий

Войти с помощью: