Сколько стоят «права»? (подытожим)

В комментариях подсказали еще один случай «оценки в размере стоимости прав»:

«…задержали Мамедова только в сентябре, после того как он был пойман с поличным на торговле контрафактными дисками. В ходе обыска у предпринимателя изъяли несколько десятков DVD, в том числе с фильмами «Антидурь» и «Война». Причем некоторые из фильмов на тот момент даже не успели выйти в прокат.
По версии следствия, торговлей пиратскими копиями фильмов Мамедов нанес их правообладателям — ООО «СР Диджитал», ООО «Дракон» и ряду других ущерб более чем в 2,7 млн. рублей — именно в такую сумму была оценена стоимость нарушенных прав на использование произведений до их официального проката.»

Собственно, пора уже систематизировать все случаи такого мухлежа.

Первой его составной частью является замена понятия «размер нарушения авторских прав» на понятие «ущерба». Это — давняя традиция, ведущая свое начало с тех времен, когда этот «ущерб» еще был в тексте статьи 146. Сейчас его там нет, есть «размер». Однако, такая неаккуратность в терминологии позволяет оценивать этот «ущерб» от балды. Хотя Верховный суд и высказывался в одном из обобщений практики именно по «дорелизным произведениям»: назначать экспертизу именно стоимости экземпляров. И я не думаю, что стоимость эта у «дорелизных» произведений больше, чем у «послерелизных». Но разумеется, на Верховный суд все дружно положили известно что. И на НИИ Генпрокуратуры тоже.

Ну, а далее следует второй этап: собственно оценка. Способ первый — просто взять «стоимость прав», миллион-два-далее везде. Разумеется, незаконно. Во-первых, потому, что даже нарушение прав не может причинить «ущерб» в размере их стоимости: само право распространять произведение никуда у терпилы не делось, он его не потерял. Т.е., это абсурдно чисто с экономической точки зрения.

Вдобавок, «стоимость прав» — это понятие растяжимое: например, так могут оценивать «ущерб» при распространении произведения в Интернете. Однако, прав на это, как правило, нет даже у «законного правообладателя» — и тогда он берет стоимость тех «прав», которые у него есть, например, права на распространение экземпляров или прокат. Это означает применение уголовного закона по аналогии, что, как мы помним, прямо запрещено этим самым законом (ст. 3 УК, кажется).

Разновидность первого способа определения «стоимости прав» — оценка их в какие-то «сакральные цифры», разумеется, превышающие 50 тысяч, потребные для возбуждения уголовного дела:

  1. 51 тысяча — в соответствии с заветами великого Репина. Применяется, по моим наблюдениям, членами НП ППП в основном.

  2. 245 тысяч — стоимость грубо попранных прав в случае установки игрушки на компьютеры в компьютерном клубе. Причем независимо от числа компьютеров. Замечены «Русский щит» с «Букой».

  3. 2 тысячи евро, тоже за «одно помещение» — применяется «Руссобитом».

  4. Возможно, кто-то оценивает и в 251 тысячу — такие предприимчивые люди просто должны существовать в природе. Мне такие случаи пока неизвестны, но помечу для памяти все же.

  5. «Много-много денег, а сколько — мы вам не скажем, но намного больше 250 тысяч» — практикует «Ассоциация DVD-издателей».

Второй способ оценки — подменив понятие «размера» «ущербом», этот «ущерб» определить с применением гражданско-правовых норм. Разновидности:

  1. 10 тысяч за экземпляр, со ссылкой на нормы ГК о компенсации за нарушение авторских прав — тоже предположительно изобретение «Руссобита». Плюс — возможно его применяют и при нарушении прав на аудиовизуальные произведения.

  2. К стоимости экземпляров приплюсовывается размер морального вреда. Правда, видел я такое один-единственный раз, причем в экспертизе: эксперт, определив цену экземпляров, приписал туда же «моральный ущерб», в размере той же самой цены. Эксперт, заметьте, даже не сам терпила. Причем фрагмент этой экспертизы был приведен в методическом пособии для следователей («Особенности расследования преступлений о нарушении авторских и смежных прав». Коллектив авторов: Б.Д.Завидов; В.Н. Исаенко; С.Ю. Лапин; Е.А. Миронова. Руководитель авторского коллектива — Завидов Б.Д., к.ю.н.»). Но писалась эта методичка еще в те времена, когда в статье 146 УК был не «размер», а «ущерб», так что сейчас такой мухлеж не должен прокатывать. Хотя, глядя на то, что проходит через суды — почему бы и нет? Возможно все, короче.

Ну и третий способ — все прочее. Правда, из такой экзотики я видел только один случай, в статье Максима Горячева: за стоимость «контрафактных экземпляров» бралась стоимость тиража газеты, в которой были напечатаны статьи с нарушением авторских прав. Со ссылкой на постановление пленума ВС по гражданским делам, которое во-первых, уголовных дел не касалось, а во-вторых, не затрагивало вопросов определения ущерба, а говорило только лишь о том, что является контрафактной продукцией.

Ну, пока вроде все, с обобщениями закончили. В общем, если где-то видите страшные рассказы о «дорелизных произведениях», которые стоят ого-го, то знайте: вас жостко наебывают…

Запись опубликована в рубрике 146, FAQ, Авторское право, Маразмы, Пленум ВС, Программы, Разборы, УК, УПК, Экспертизы. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

1 комментарий: Сколько стоят «права»? (подытожим)

Добавить комментарий

Войти с помощью: