О судебном формализме

Истории с автокатастрофами — по-моему, одни из самых благодатных для провоцирования массовых истерик. Для обычного «человека с улицы» — это, разумеется, «убийство», а если водила пьяный, то еще и «с отягчающими обстоятельствами». Между тем, суд при назначении наказания связан УК/УПК, статья у пьяного водилы вовсе не сто пятая, а двести шестьдесят четвертая, которая считается даже не умышленным преступлением. Вдобавок, состояние опьянения отягчающим обстоятельством не является. И еще: для суда обвиняемый не «пытался откупиться», а «возместил причиненный ущерб». В данном случае он обязан это сделать даже если бы его вины в ДТП не было, поскольку автомобиль — это источник повышенной опасности. Это уже по Гражданскому кодексу.

Вот сейчас как раз разгорается такая истерика в «ру-авто». Судят какого-то ЛКНа, по третьей части 264 статьи — это нарушение ПДД, повлекшее гибель двух и боле человек. До семи лет. Ранее это же ДТП тоже обсуждалось в этом сообществе. Из той записи можно узнать, что наш ЛКН вину признал и ходатайствовал о так называемом «особом порядке» судебного разбирательства, когда доказательства не исследуются, а максимум наказания, которое может быть назначено, снижается. А из той записи, ссылка на которую идет первой, можно узнать, что прокурор на суде говорил про смягчающие обстоятельства и просил дать три года колонии-поселения.

Пошли считать. При наличии смягчающих обстоятельств, в соответствии со статьей 62 УК, максимальное наказание не может превышать трех четвертей от того максиммума, который предусмотрен соответствующей статьей Кодекса (по 264 статье — семь лет). При «особом порядке», в соответствии со статьей 316 УПК (ч. 7), наказание должно составлять две трети от максимума. А в соответствии с разъяснениями Верховного суда, в данной ситуации должны применяться оба этих правила:

«14. Обратить внимание судей на то, что при наличии оснований, предусмотренных статьями 62, 64, 66, 68, 69 и 70 УК РФ, наказание виновному назначается по правилам как этих статей, так и части 7 статьи 316 УПК РФ (например, при назначении подсудимому наказания за неоконченное преступление вначале следует с учетом требований статьи 66 УК РФ определить максимальный срок или размер наказания, которое может быть назначено виновному, затем в соответствии с частью 7 статьи 316 УПК РФ сократить этот срок (размер) наказания в связи с рассмотрением дела в особом порядке и лишь после этого определить подсудимому наказание с учетом положений Общей части Уголовного кодекса Российской Федерации).»

То есть, суд должен сначала от семи лет высчитать 2/3, а потом от того, что осталось — 3/4. Проще говоря, это 1/2, т.е., 3,5 года. А по статье 58 УК (ч. 1, п. «а») лица, совершившие преступления по неосторожности, отбывают наказание в колониях-поселениях. Итого — три с половиной года поселения. Подчеркиваю: это — максимум.

Прокурор просит три, за что еще полгода скинул — черт его знает, это уже надо материалы дела смотреть. Но товарищи, истерящие в комментариях, усиленно обсуждают, кому и сколько денег дали, призывают к суду Линча, и т.д. Может, еще руски потреоты подключатся, в праведной борьбе против засилья гостей с Кавказа…

В общем, товарищи, я имею сказать вот что. На меркантильном Западе, где, как известно, все хотят друг друга засудить, есть такая хорошая традиция — отвлекаться ненадолго от своего горя, идти к какому-нибудь юристу, чтобы дать ему денег и объяснять, что же от него требуется. Это его работа, он специалист как раз по судебному формализму, и горя у него никакого нет, а есть деньги, так что он, может быть, что-нибудь придумает. Эту традицию неплохо бы усвоить и жителям нашей страны.

Запись опубликована в рубрике 264, ДТП, Конфликтология, Народное правосудие, Разборы, Суд, УК, УПК. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

2 комментария: О судебном формализме

Добавить комментарий

Войти с помощью: