Об одном из парадоксов отечественной следственной системы

«Губернатору можно»

«В понедельник следственный отдел при прокуратуре Тамбова отказал российским геям в возбуждении уголовного дела против губернатора региона Олега Бетина. Геев оскорбило высказывание Бетина, сделанное им в мае в интервью «Комсомольской правде»: «Гомиков надо рвать. И по ветру бросать их куски!» Они сочли, что губернатор возбуждает ненависть к гомосексуалистам как к социальной группе, и потребовали привлечь его по ст. 282 УК РФ («Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства»). Как теперь пояснили в прокуратуре Тамбова, «эксперты дали заключение, что гомосексуалисты не являются некой социальной группой, в отношении которой может возбуждаться ненависть или вражда».

Прикол здесь, на мой взгляд, вовсе не в том, что «губернатору можно». «Социальная группа», которую закон защищает от дискриминации, определяется исключительно по признаку происхождения. «Социальная группа» — это «рабочие», «служащие», и т.д., в общем, все, что пишется в соответствующей графе анкет. Но никак не «гомики» и не «менты». То есть, в словах Бетина действительно нет состава преступления. Точно так же, как и в словах Саввы Терентьева про сжигание ментов на площади. Но только вот один из них свою судимость получил, а второй — нет.

И тут мы подходим к обещанному парадоксу нашего следствия. Дело в том, что в нем широко распространилась практика массовых нарушений закона, но не как бог на душу положит, а только в определенных ситуациях. Вот как, например, здесь, с предельно расширенным толкованием понятия «социальная группа». В таких условиях, чтобы отмазать «социально близкого» от ответственности, вовсе не нужно нарушать закон — достаточно просто его строго соблюдать.

И ведь не придерешься же…

Запись опубликована в рубрике Отвлеченное, Прокуратура, Следствие, Экстремизм. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

5 комментариев: Об одном из парадоксов отечественной следственной системы

Добавить комментарий

Войти с помощью: