…а почему, собственно?

К предыдущему посту: почему, собственно, сотрудники милиции не являются «социальной группой» в том смысле, который вкладывает в это понятие статья 282 УК.

Читаем Всеобщую декларацию прав человека:

«Статья 2

Каждый человек должен обладать всеми правами и всеми свободами, провозглашенными настоящей Декларацией, без какого бы то ни было различия, как то в отношении расы, цвета кожи, пола, языка, религии, политических или иных убеждений, национального или социального происхождения, имущественного, сословного или иного положения.»

…и Европейскую конвенцию:

«Статья 14

Пользование правами и свободами, изложенными в настоящей Конвенции, обеспечивается без дискриминации по какому бы то ни было признаку, как то: в отношении пола, расы, цвета кожи, языка, религии, политических или иных убеждений, национального или социального происхождения, принадлежности к национальным меньшинствам, имущественного положения, рождения или иного обстоятельства.»

То есть, международные конвенции о правах человека, говоря о защите от дискриминации, оперируют именно термином «социальное происхождение». Теперь смотрим Конституцию:

«Статья 13

5. Запрещается создание и деятельность общественных объединений, цели или действия которых направлены на насильственное изменение основ конституционного строя и нарушение целостности Российской Федерации, подрыв безопасности государства, создание вооруженных формирований, разжигание социальной, расовой, национальной и религиозной розни.

Статья 19

2. Государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств. Запрещаются любые формы ограничения прав граждан по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности.

Статья 29

2. Не допускаются пропаганда или агитация, возбуждающие социальную, расовую, национальную или религиозную ненависть и вражду. Запрещается пропаганда социального, расового, национального, религиозного или языкового превосходства.»

Здесь, как мы видим, формулировки уже неряшливее. Говорится отдельно о «происхождении», и отдельно о «социальной розни». Отсюда уже один шаг до статьи 282 с ее «социальной группой». Но если толковать эту группу в контексте Конституции и международных конвенций, то мы неминуемо придем к выводу, что единственным ее критерием является именно происхождение.

А когда экспертам-социолухам поручают отвечать на вопрос, есть ли в тексте «разжигание ненависти» к «социальной группе», то это, во-первых, вопрос правовой, который ставиться перед экспертами ни в коем случае не должен, а во-вторых, они, отвечая на него, подменяют «социальную группу» из закона на свою, «социологическую» «социальную группу», которая определяется по ХЗ каким критериям.

Запись опубликована в рубрике 282, FAQ, УК, Экстремизм. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

1 комментарий: …а почему, собственно?

Добавить комментарий

Войти с помощью: