Дело царя Мидаса живет…

Сегодня в топе «Яндекса» — вот этот дивный пост, с цитатами из смоленского избиркома:

«Маслаковым С.В. в ходе предвыборной агитационной деятельности было допущено нарушение законодательства об интеллектуальной собственности в связи с распространением агитационных – печатных материалов, изготовленных с использованием макетов, выполненных ООО «РКГ Парадигма» с помощью экземпляров программного обеспечения, обладающего признаками несоответствия требованиям защиты авторских прав и не имеющих соответствующей лицензионной поддержки.

Согласно заключению эксперта и справки об исследовании на жестком диске представленного на экспертизу системного блока обнаружены графические и текстовые файлы, содержащие информацию о предвыборной агитации Маслакова С.В., установленные на жестком диске представленного на экспертизу системного блока, программные продукты предположительно являющиеся нелицензионными, могли использоваться для создания и просмотра файлов с информацией о предвыборной агитации Маслакова С.В. (л.д.50-52, 50-54)»…

При заключении договоров на изготовление печатной продукции Маслаков С.В. должен был предусмотреть условие договора об использовании лицензионных программ и в рамках договорных обстоятельств с ООО «РКГ Парадигма» убедиться в том, соответствует ли используемое программное обеспечение условиям договора и требованиям закона

Ссылка представителей Маслакова С.В. на обязанность ООО «РКГ Парадигма» выполнить работу с лицензионным программным обеспечением судом не может быть принята во внимание, так как действия организации по использованию контрафактных экземпляров программного обеспечения образуют самостоятельное нарушение исключительных прав.
В этой связи требование Разуваева В.А. об отмене регистрации кандидата на должность Главы города Смоленска по основаниям, предусмотренным подпунктом «д» пункта 7 статьи 76 Федерального закона N 67-ФЗ, подлежит удовлетворению.»

Собственно, этот маразм в исполнении смоленских избирунов вполне вписывается в тенденцию расширения понятия «контрафактности». Раньше, в старом законе об авторском праве контрафактными назывались экземпляры произведений, изготовление и распространение которых влечет за собой нарушение авторских или смежных прав. В ГК4Ч определение расширили, и теперь определение выглядит так:

«В случае, когда изготовление, распространение или иное использование, а также импорт, перевозка или хранение материальных носителей, в которых выражены результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации, приводят к нарушению исключительного права на такой результат или на такое средство, такие материальные носители считаются контрафактными …»

Но в законе нет такого понятия как «использование материальных носителей», там только «использование произведения». Такая формулировка прямо-таки подталкивает правоприменителей к тому, чтобы эти два «использования» смешать. Или просто толковать «использование носителя» предельно широко. Пример: с лицензионного диска мы незаконно передаем в эфир фонограмму: носитель (ака диск) используется? Еще как. Если следовать букве закона, то диск после такой передачи в эфир становится контрафактным. :)
Ну, а в смоленске просто уловили тенденцию и творчески ее переосмыслили. Контрафактный экземпляр произведения, по логике избирунов, превращает в «пиратку» все произведения, при создании которых используется.

Запись опубликована в рубрике Авторское право, Выборы, ГК-4, Маразмы. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

3 комментария: Дело царя Мидаса живет…

Добавить комментарий

Войти с помощью: