Хроники бешеного принтера

«Понять нельзя применять»

«В середине января главу Минюста Александра Коновалова вызвали на Охотный ряд, чтобы тот рассказал, как применяется недавно принятый парламентариями закон «Об иностранных агентах». Закон предписывает всем правозащитным организациям, имеющим зарубежное финансирование и занимающимся политической деятельностью, записываться в специальный реестр, подвергающий их более жесткому аудиту. Однако министр заявил, что проверять уже зарегистрированные НКО на то, являются ли они иностранными агентами, Минюст не будет: «Этот закон противоречит самому духу российского законодательства об НКО».
Применить закон, принятый в июле 2012 года, на практике до сих пор не получается. Даже правозащитники из организации «Щит и меч», решившие добровольно встать на учет, недавно получили отказ: политической деятельностью, писали чиновники, они не занимаются. А на прошлой неделе стало известно, что Минюст запретил своим территориальным подразделениям применять закон об НКО—иностранных агентах без согласования с центральным аппаратом министерства. В неофициальных разговорах чиновники Минюста не скрывают, что парламентарии, уловившие политическую конъюнктуру, только подкинули им проблем: никто не понимает, как исполнять закон. Причем, по словам собеседников «Власти», беда кроется не только в юридических нестыковках, но и напрямую связана с отсутствием у авторов законопроектов представления о нормах русского языка.

В феврале 2011 года, вскоре после того, как мэр Читы Анатолий Михалев в одном из интервью с сожалением отметил, что у чиновников «нет пока лицензии на отстрел бомжей», проблемой бродяжничества озаботились московские власти. В Минкомсвязи на согласование пришел законопроект, предлагающий создать базы данных бродяг, задержанных на улицах. Под бродяжничеством документ предлагал понимать «нахождение в каком-либо месте без определенного занятия, сопровождаемое отправлением естественных потребностей». Иначе говоря, лирического героя популярной песни группы «Кирпичи», плевавшего в воду с парапета и любовавшегося солнцем, полицейские обязаны были бы доставить в отделение, а оттуда — в специальный лагерь для бродяг. «Закон мы забраковали, но смеялись над ним ужасно долго»,— вспоминает чиновник Минкомсвязи, рецензировавший законопроект.»

Запись опубликована в рубрике Законотворчество, Маразмы, Цитатник. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

3 комментария: Хроники бешеного принтера

Добавить комментарий

Войти с помощью: