Снова про «деперсонализацию»

Статья о выступлении заместителя председателя Верховного суда:

«Нам говорят: надо вывесить решения на сайт и тогда будет ясно, где справедливо, а где нет. Но много ли мы видим на сегодняшний день в юридической литературе и в СМИ анализа наших судебных решений?», — спрашивал он у аудитории, практически полностью состоящей из студентов юридических факультетов. Если бы его слушателями были практикующие юристы, то они, наверное, рассказали бы Серкову, что он неправ, когда говорит, что в «судебных решениях убирается только фамилия, а вся суть остается». На практике зачастую из них изымаются не только персональные данные, но и информация, непосредственно касающаяся сути разбирательства, например, суммы заявленных и удовлетворенных исковых требований.»

Это же ебаный стыд какой-то: зампред ВС ни разу не видел, во что превращаются судебные решения после их «деперсонализации» шаловливыми ручками судебных клерков.
Да и про полноту опубликования решений представления у товарища самые радужные:

«Все судебные решения сегодня на сайтах, за исключением тех, которые не положено вывешивать, например, содержат сведения о гостайне», — уверен он.»

Те, кто пытался найти нужное решение, знает, что выкладываются далеко не все из них. В лучшем случае — процентов пятьдесят от того, что должно публиковаться.
Да и про гостайну товарищ зря упомянул. Демонстрирую, как вымарывают (вернее, не вымарывают) цитаты из секретных документов из судебных решений.

http://www.gcourts.ru/case/3804642

В силу п. 49 Инструкции по обеспечению режима секретности в Российской Федерации, утвержденной Постановлением Правительства Российской Федерации от 05 января 2004 г. № 3-1 в организациях, допущенных к проведению секретных работ, устанавливается пропускной режим. Доступ командированных лиц на режимную территорию (в режимные помещения), связанный с работой с секретными сведениями, осуществляется по письменному разрешению соответствующего должностного лица. Доступ же в связи с несекретными вопросами осуществляется по решению руководителя организации или уполномоченного им работника.

http://www.gcourts.ru/case/247470

В нарушение п.24 Инструкции по обеспечению режима секретности в РФ, утвержденной Постановлением Правительства РФ от 05.01.2004 года №3-1, п.п. 1 п.1 приказа руководителя следственного управления от 12.11.2009 года № «О порядке выезда из РФ работников, допущенных к государственной тайне», будучи ознакомленным с документами, имеющими гриф «Совершенно секретно» за получением на выезд за границу он не обращался, указанное разрешение не получал, осуществил выезд за пределы РФ самовольно (л.д.9-10).

http://www.gcourts.ru/case/1627900

ДД.ММ.ГГГГ в соответствии с планом-заданием, утвержденным начальником УФМС, проведена внезапная проверка обеспечения режима секретности в отделе иммиграционного контроля УФМС. По результатам внезапной проверки выявлено, что начальником отдела Мутицом Д.В. допущены нарушения требований режима секретности, а именно п. 380 Инструкции по обеспечению режима секретности в Российской Федерации, утвержденной Постановлением Правительства Российской Федерации от 05.01.2004 № 3-1.

Нарушения выразились в том, что в номенклатурных делах отдела иммиграционного контроля содержались справки, в которых был отражен текст полученных шифротелеграмм с грифами «секретно». При этом в справках содержалось указание на номера шифротелеграмм.

http://www.gcourts.ru/case/3513374

Согласно статье 24 Федерального закона от 21.07.1993 № 5485-1 «О государственной тайне» должностное лицо или гражданин, допущенные или ранее допускавшиеся к государственной тайне, могут быть временно ограничены в своих правах. Одним из таких ограничений является ограничение права на выезд за границу на срок, оговоренный в трудовом договоре (контракте) при оформлении допуска гражданина к государственной тайне.

В силу п. 122 Инструкции по обеспечению режима секретности в Российской Федерации, утвержденной Постановлением Правительства Российской Федерации от 05.01.2004 г., ограничение на выезд из Российской Федерации не может быть применено в отношении работников, не осведомленных в сведениях особой важности и совершенно секретных сведениях, независимо от наличия у них допуска к государственной тайне и заключенного ими договора (контракта), допускающего временное ограничение их права на выезд из Российской Федерации.

http://www.gcourts.ru/case/3367742

В нарушение п.п.134, 136, 138 Инструкции по обеспечению режима секретности в Российской Федерации, утвержденной постановлением Правительства РФ от 05.01.2004г. № 3-1, прием иностранных граждан осуществлялся работниками, не уполномоченными на ведение указанной деятельности, без разрешения руководителя организации и без согласования с УФСБ России по Иркутской области. В процессе проведения строительных работ иностранные граждане имели возможность свободно перемещаться по территории режимного объекта, их проживание было организовано в помещении административного здания Радиоцентра №, в котором размещается режимно-секретное подразделение с хранящимися в нем документами мобилизационного характера.

http://www.gcourts.ru/case/3937991

Он, как руководитель режимно-секретного подразделения назначается и освобождается от должности по письменному согласованию с режимно-секретным подразделением вышестоящей организации и органом, уполномоченным на ведение специальной деятельности в области защиты государственной тайны согласно п. 16 Инструкции по обеспечению режима секретности в Российской Федерации.

http://www.gcourts.ru/case/2749211

Пунктом 4 Инструкции по обеспечению режима секретности в Российской Федерации, утвержденной Постановлением Правительства РФ от 5 января 2004 года № 3-1, установлено, что в организациях, допущенных к проведению секретных работ, устанавливается и обеспечивается режим секретности (внутриобъектовый режим).

http://www.gcourts.ru/case/3964628

Морараш В.В. обратилась в Верховный Суд Российской Федерации с заявлением о признании недействующими пунктов 186-189 и 191 Инструкции. Как видно из заявления, фактически ею оспариваются пункты 186-189, абзац четвертый пункта 191 Инструкции.

В обоснование заявленных требований она указала, что пункт 186 и связанные с ним пункты 187-189 Инструкции возлагают на лиц гражданского персонала обязанность передавать на хранение в орган военного управления имеющиеся у них заграничные паспорта, что противоречит статье 18 Федерального закона от 15 августа 1996 г. № 114-ФЗ «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию» (далее -Федеральный закон от 15 августа 1996 г. № 114-ФЗ), устанавливающей перечень органов, уполномоченных изымать у граждан Российской Федерации, временно ограниченных в праве на выезд из Российской Федерации, заграничные паспорта. Между тем Министерство обороны Российской Федерации не наделено законом правом изымать данные паспорта. Абзац четвертый пункта 191 в части проведения проверок наличия у лиц гражданского персонала, осведомленных в секретных сведениях или не осведомленных в сведениях, составляющих государственную тайну, заграничных паспортов, а также законности их выезда за границу, незаконно ограничивает права лиц гражданского персонала Вооруженных Сил Российской Федерации.

Министерство обороны Российской Федерации в письменных возражениях указало на то, что Инструкция утверждена в пределах предоставленных Министерству полномочий. Ограничения для гражданского персонала, установлены оспариваемыми нормами в соответствии со статьями 15 и 18 Федерального закона от 15 августа 1996 г. № 114-ФЗ, статьей 24 Закона Российской Федерации от 21 июля 1993 г. № 5485-1 «О государственной тайне» (далее — Закон от 21 июля 1993 г. № 5485-1).

Министерство юстиции Российской Федерации в своих возражениях указало, что пункты 186-189 и 191 Инструкции полностью соответствуют подпункту 19 пункта 24, пункту 131 Инструкции по обеспечению режима секретности в Российской Федерации (далее — Инструкция 3-1), утвержденной постановлением Правительства Российской Федерации от 5 января 2004 г. № 3-1, прав и законных интересов заявителя не нарушают, и просило в удовлетворении заявления отказать.

Согласно пункту 131 Инструкции 3-1 работник, имеющий паспорт, при принятии решения о временном ограничении его права на выезд из Российской Федерации обязан в 5-дневный срок передать его на хранение до истечения установленного срока ограничения в организацию, в которой ему был оформлен допуск и с которой им заключен трудовой договор (контракт). Обязанность передачи паспорта оговаривается в трудовом договоре (контракте). В случае, если паспорт в установленные сроки не передан в соответствующую организацию, в государственный орган, выдавший паспорт, направляется письмо с обоснованием необходимости объявления паспорта недействительным. Государственный орган, выдавший паспорт, о принятом решении информирует органы безопасности, органы, уполномоченные изымать паспорта, а также организацию, направившую письмо. В организации ведется учет принятых на хранение паспортов, а также паспортов, выданных на срок санкционированной в установленном порядке поездки работников за границу. При расторжении трудового договора (контракта) либо истечении срока его действия, если принято решение о временном ограничении права работника на выезд из Российской Федерации, паспорт направляется в государственный орган, выдавший его, и хранится там до окончания срока действия паспорта или ограничения на выезд работника из Российской Федерации. О месте нахождения паспорта организация информирует работника и соответствующий орган безопасности.

Инструкцией № 3-1, требования которой обязательны для выполнения их гражданами, взявшими на себя обязательства исполнять требования законодательства Российской Федерации о государственной тайне, предусмотрена обязанность работников, допущенных к сведениям, составляющим государственную тайну, согласовывать с руководителем, принявшим решение о допуске работника к государственной тайне, выезд за границу (подпункт 19 пункта 22).

http://www.gcourts.ru/case/3587767

По смыслу пункта 16 Инструкции по обеспечению режима секретности в Российской Федерации руководитель режимно-секретного подразделения назначается на должность и освобождается от должности по письменному согласованию с органом, уполномоченным на ведение лицензионной деятельности в области защиты государственной тайны.

http://www.gcourts.ru/case/3220717

нарушил пункт 307 Инструкции по обеспечению режима секретности в Российской Федерации, утвержденной постановлением Правительства РФ от 05.01.2004 г. № 3-1, где говорится о том, что снимать копии и делать выписки из секретных правовых актов, поступивших из других организаций, без разрешения организаций, их издавших, запрещается

http://www.gcourts.ru/case/165825

Производство несекретных выписок из секретных документов запрещено требованиями Инструкции «По обеспечению режима секретности в Российской Федерации» от 05 января 2004 года№ 3-1 г.

http://www.gcourts.ru/case/905364

Подпункт 19 пункта 24 Инструкции по обеспечению режима секретности в Российской Федерации, утвержденной Постановлением Правительства Российской Федерации от 5 января 2004 года № 3-1, предусматривает, что работники, допущенные к сведениям, составляющим государственную тайну, обязаны согласовывать с руководителем, принявшим решение о допуске работника к государственной тайне, выезд за границу.

http://www.gcourts.ru/case/2596950

в соответствии с требованиями п. 173 «Инструкции по обеспечению режима секретности в Российской Федерации», утвержденной Постановлением Правительства Российской Федерации от 05.01.2004 года № 3-1 «размещение режимных помещений и их оборудование должны исключать возможность бесконтрольного проникновения в эти помещения посторонних лиц и гарантировать сохранность находящихся в них носителей сведений, составляющих государственную тайну»

Для тех, кто дочитал до конца — самое смешное: выдержка из той же самой инструкции, опубликованная на сайте газеты «Коммерсантъ»:

«Согласно п. 35 Инструкции по обеспечению режима секретности в Российской Федерации, утвержденной постановлением Правительства Российской Федерации от 05.01.2004 г. №3-1 факт опубликования сведений, составляющих государственную тайну, в средствах массовой информации не может служить основанием для изменения грифа (снятия) грифа секретности с документов и изделий, содержащих такие сведения. Таким образом, учитывая, что данные нормативные акты официально опубликованы и любой гражданин России имеет реальную возможность определять относимость информации к понятию «сведения, составляющие государственную тайну», заявитель не мог не понимать, что сведения носят секретный характер и в соответствии с российским законодательством опубликование сведений, составляющих государственную тайну запрещено, а информация должна быть получена и сообщена на законных основаниях.»

Про «официально опубликованы» — это, конечно, прекрасно…
В общем, не умеют наши суды хранить вверенную им государеву тайну.

Запись опубликована в рубрике 262-ФЗ, Маразмы, Суд. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

2 комментария: Снова про «деперсонализацию»

Добавить комментарий

Войти с помощью: