Об одном вредном заблуждении

Верховный суд опубликовал прошлогоднее определение, в котором разобрал один из часто встречающихся юридических мифов о том, что закон якобы требует при записи телефонного разговора предупреждать собеседника о том, что ведется запись. Требует этого, на самом деле, законодательство каких-то там штатов США, откуда заблуждение перекочевало к нам. На самом деле — ничего подобного:

«Истица представила суду аудиозаписи телефонных переговоров между ней и Белан Е.С от 11 июня 2013 г. и от 23 декабря 2013 г., в которых также участвовал Белан Р.И., и расшифровки данных аудиозаписей, которые были приобщены к материалам дела (т. 1, л.д. 40-41, 107, 114-125).

Отменяя решение суда первой инстанции, суд апелляционной инстанции сослался на то, что истцом не представлено доказательств, подтверждающих предоставление истицей Белану Р.И. займа на общие нужды семьи. При этом суд указал, что представленная истицей аудиозапись телефонных переговоров является недопустимым доказательством, поскольку была получена без согласия Шишкиной (Белан) Е.С. и в нарушение норм процессуального права о представлении таких доказательств.
С такими выводами суда апелляционной инстанции согласиться нельзя по следующим основаниям.

В обоснование недопустимости аудиозаписи телефонного разговора суд сослался на пункт 8 статьи 9 Федерального закона от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и защите информации», согласно которому запрещается требовать от гражданина (физического лица) предоставления информации о его частной жизни, в том числе информации, составляющей личную или семейную тайну, и получать такую информацию помимо воли гражданина (физического лица), если иное не предусмотрено федеральными законами.
По мнению апелляционной инстанции, запись разговора между истицей и ответчицей была сделана первой без уведомления о фиксации разговора, а потому такая информация получена помимо воли Шишкиной (Белан) Е.С, что недопустимо в силу вышеприведенной нормы закона.
При этом не было учтено, что запись телефонного разговора была произведена одним из лиц, участвовавших в этом разговоре, и касалась обстоятельств, связанных с договорными отношениями между сторонами. В связи с этим запрет на фиксацию такой информации на указанный случай не распространяется.»

Запись опубликована в рубрике Верховный суд, Информация, Тайна связи. Добавьте в закладки постоянную ссылку.