Закон о доведении юристов до самоубийства

Все же, когда президент наш Путин умрет, потребуются десятилетия для того, чтобы вычистить из законодательства всю ту херню, которую он наподписывал. При условии, что повезет со следующим президентом.
Это мне такие мысли приходят в голову, когда вижу очередную порцию херни, типа законопроекта о защите детей от самоубийств, который собираются принять в третьем чтении как раз сегодня. Ну, большинство такой херни вносится и принимается под крики о «защите детей», это традиция. Но здесь градус ахинеи в законопроекте откровенно зашкаливает.Во-первых, потому, что 110 статья про «доведение до самоубийства» — должна оставаться «мертвой». Фактически, она позволяет осудить человека за действия, совершенные другим человеком, что идет вразрез со всеми основными принципами уголовного права. В общем, лучше бы ее из УК вымарать совсем…
Ну ладно, пусть остается, но при условии что следствие будет по таким делам устанавливать то, что обвиняемый достоверно знал, что потерпевший все-таки совершит самоубийство и именно этого желал. Ну так ведь нет, в таких делах постоянно применяется классическая ошибка в рассуждении «после этого — значит, вследствие этого», и статью можно получить совершенно независимо от «знал-не знал». Вася поссорился с Петей, который после пошел пилить себе вены — значит, именно Вася довел Петю до самоубийства.
Иногда наш самый гуманный в мире в такой ситуации по этой статье оправдывает, но вот если подсудимый выбирает особый порядок — то нет, уже не оправдывает.
Но посмотрим, какие новые «составы преступлений» готовят нам авторы законопроекта.
Прежде всего — нововведение, которое позволяет обвинять в «доведении до самоубийства», совершенном «в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении, средствах массовой информации или информационно-телекоммуникационных сетях (включая сеть «Интернет»)». В последний раз я нечто такое видел в сфере «защиты детей от педофилов»: в УК предлагалось ввести «развратные действия, совершенные в публичном выступлении», через Интернет, телевизор и т.п.
Ну, то есть, схема будет такая же, как и с «экстремизмом»: если наш самоубийца выпилился после просмотра чего-то в Интернете, автора чего-то можно будет сажать по 110 статье (не забывайте: «после — значит вследствие»). Естественно, в такой ситуации вообще не приходится говорить о том, что публично выступающий что-то там знал или желал чтобы кто-то из услышавших выступление совершил самобуийство. Объективное вменение в чистом виде.
Новый состав — 110.1, «Склонение к совершению самоубийства или содействие совершению самоубийства». Вторая часть статьи, карающая за «содействие», делает незаконной эвтаназию. В третьей части мы видим все то же «в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении, средствах массовой информации или информационно-телекоммуникационных сетях (включая сеть «Интернет»)» — применительно в том числе и к «предоставлению информации».
То есть, авторы хотели, похоже, хотели одним махом криминализовать любой суицидный пост в соцсеточках.
Написали они, как всегда, хуйню: не бывает «предоставления информации», совершенного публично, «предоставление» — это адресное предоставление, ограниченному кругу лиц. Когда информация передается неограниченному кругу лиц — это называется «распространением». Но, к сожалению, разница между двумя этими понятиями содержится в законе «Об информации…», который давно уже используется просто как источник оснований для блокировки интернетиков и ни для чего другого. Так что об этом нюансе никто и не вспомнил.
Но ход мыслей авторов мне понятен. Теперь все те «способы самоубийства», которые блокирует наш Потребнадзор с Роскомнадзором, будут основаниями для полноценной проверки на предмет наличия признаков преступления. Что блокируется по такому основанию, мы примерно представляем: социальная реклама о правилах поведения в метро, причины и способы самоубийства онкобольных и многое-многое другое. Теперь Потребнадзор будет обязан о таких случаях стучать ментам, а те — проводить проверку.
Естественно, получился типичный закон избирательного применения: мнение придворного холуя, гордо названное «экспертизой», достаточно только для того, чтобы тихо что-то заблочить, а когда речь идет об уголовном деле, надо немного более серьезные основания. Но глядя на практику по делам об «экстремизме», я уже предвкушаю волну уголовных репрессий против «сторонников Навального» и прочей «несистемной оппозиции». Главное — правильно подобрать «эксперта», который обнаружит в информации «отсроченное неосознанное внушение» или что-то в этом роде.
Ну и статья 110.2, которая криминализует «организацию деятельности, направленной на побуждение к совершению самоубийства». Кто сказал «группы смерти»? Да, это они. Но не только — перечня «деятельностей» в статье нет. Это может быть и вообще любая группа, в которой периодически появляются «суицидные» посты. И вообще все, что угодно и в результате чего распространяется информация. И разница между составами 110.1 и 110.2 — в глазах следователя. То есть, полный простор для собственного усмотрения при квалификации (простое распространение информации в интернетиках по 110.1 — до четырех лет, либо принудработы, а «деятельность» по 110.2 — до шести лет, без вариантов).
В общем, еще пару лет назад я бы сильно удивился, если бы такую ахинею протащили через Думу. Сейчас не удивляюсь уже ничему, и не сомневаюсь, что Президент Путин даже не задумываясь это подпишет. Для будущих поколений, чтоб было, что вымарывать.


Also published on Medium.

Запись опубликована в рубрике ГД, Законотворчество, Интернет, Маразмы, Самоубийства. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Войти с помощью: