Пропаганда или демонстрирование?

Искусство заголовка 80-го уровня: «В кабмине поддержали законопроект о правилах демонстрации нацистской символики«.
Это о многострадальной норме нашего законодательства, строго-настрого запрещающей «пропаганду нацизма» путем демонстрации свастонов. Сейчас в эту норму грядет поправка, которая, по замыслу ее авторов, разрешит использовать свастоны и прочее нацистское в целях, не связанных с пропагандой. А то у нас ВНЕЗАПНО вдруг стали привлекать к ответственности тех, кто эту символику демонстрирует, не преследуя целей пропаганды нацизма, делая это «в учебно-просветительских целях и в произведениях искусства».
Законопроект внесен группой депутатов, что традиционно является признаком крайне хреновой юридической техники его написания. Но прежде, чем эту технику бичевать, давайте проведем экскурс в историю.

Общий запрет на «символику» содержится в законе «О противодействии экстремистской деятельности», в котором к признакам этой самой деятельности отнесена «пропаганда и публичное демонстрирование нацистской атрибутики или символики». По смыслу закона, «экстремизмом» признается не любое демонстрирование, а только то, которое сопровождается «пропагандой». Казалось бы, надо просто применять эту формулировку в соответствии с ее смыслом — и проблема решена. Но законодатель наш не ищет легких путей. И правоохранитель тоже их не ищет…
Похожая норма есть в законе «Об увековечении Победы советского народа в Великой Отечественной Войне 1941 — 1945 годов», но там формулировка уже другая:

«Статья 6. Борьба с проявлениями фашизма

В Российской Федерации запрещается использование в любой форме нацистской символики как оскорбляющей многонациональный народ и память о понесенных в Великой Отечественной войне жертвах.»

Здесь, как мы видим, запрет распространяется уже на любое использование, независимо от того, есть в нем «пропаганда», или нет. Но никакой ответственности за свастоны этот закон не устанавливает. Ответственность — в статье 20.3 КоАП:

«1. Пропаганда либо публичное демонстрирование нацистской атрибутики или символики, либо атрибутики или символики, сходных с нацистской атрибутикой или символикой до степени смешения, либо атрибутики или символики экстремистских организаций, либо иных атрибутики или символики, пропаганда либо публичное демонстрирование которых запрещены федеральными законами, -«

…и в ней мы видим уже формулировку, под которую подпадает любая демонстрация. То есть, сейчас раздача люлей за любую свастику — точно соответствует смыслу этой статьи, а не является «перегибами на местах».
Прикол в том, что текст статьи 20.3 поменялся в конце 2014 года. До этого в ней тоже была «пропаганда и демонстрирование», то есть, ответственность могла наступать только за «пропаганду»…
…Ага, щас! И тогда штрафы с предупреждениями успешно выдавались коллекционерам, реконструкторам и прочим торговцам «символикой». То есть, закон и в первоначальной своей редакции работал не так, как задумывалось, так что есть серьезные основания полагать, что то же самое будет и после принятия этих эпохальных поправок (лично я в этом уверен).
Не так давно широко распространилось «разъяснение» Роскомнадзора, в котором говорилось что все нормально, использовать свастоны можно, если не в целях пропаганды. Из «разъяснения» видно, что составлено оно исключительно на основе текста закона «О противодействии экстремистской деятельности», а статья 20.3, у которой уже тогда была редакция с «либо», в расчет не бралась вообще:

«Федеральный закон «О противодействии экстремистской деятельности» относит к экстремизму:
пропаганду и публичное демонстрирование нацистской атрибутики или символики, либо атрибутики или символики, сходных с нацистской атрибутикой или символикой до степени смешения, либо публичное демонстрирование атрибутики или символики экстремистских организаций.
В цитате из закона не случайно выделен союз «и». Юридическая сила может таиться в одной букве.»

Я и сам, помнится, пострадал из-за своей невнимательности и каялся публично. Но я — не главное российское цензурное ведомство и не властитель дум ни разу, так что «мнение» Роскомнадзора распространилось гораздо шире, чем посты в этот бложик. Верить нашим цензорам опасно, старайтесь этого избегать…
В общем, вот такой замысловатый законодательный ландшафт наша думочка пытается изменить вручную. Что же предлагается?
Первый законопроект — изменения в законы «Об увековечении…» и «О противодействии…». Предлагается запретить свастоны…

«, за исключением использования нацистской атрибутики или символики либо атрибутики или символики, сходных с нацистской атрибутикой или символикой до степени смешения, либо атрибутики или символики экстремистских организаций, либо иных атрибутики или символики, пропаганда либо публичное демонстрирование которых запрещены федеральными законами, в произведениях науки, литературы, искусства, в продукции средств массовой информации, в учебных и просветительских целях образовательными организациями, реализующими образовательные программы, при условии осуждения нацизма и экстремизма, формирования негативного отношения к идеологии нацизма и экстремизма, и отсутствия признаков пропаганды и (или) оправдания любой нацистской и экстремистской идеологии.»

Видя такую кучу оценочных понятий, можно заранее спрогнозировать, что читать их никто не будет. К тому же, под «пропагандой» у нас сейчас понимается любое упоминание — посмотрите на «пропаганду наркотиков» или «гомосексуализма», например.
Весь этот законопрожект — он про то, что если закон не работает так, как нужно, то надо принять другой закон или изменить существующий, чтобы он стал «правильным». Это никогда еще не получалось, потому что не в тексте закона тут дело.
Хороший пример — с «пропагандой наркотиков». Это понятие определено в законе:

«Пропаганда наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, новых потенциально опасных психоактивных веществ, культивирования наркосодержащих растений, осуществляемая юридическими или физическими лицами и направленная на распространение сведений о способах, методах разработки, изготовления и использования наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, новых потенциально опасных психоактивных веществ, местах их приобретения, способах и местах культивирования наркосодержащих растений…»

Но весьма часто за «пропаганду» выдают простые изображения конопляных листьев, которые не подпадают под все, перечисленное в законе. Потому что у суда есть «эксперты», способные «дать заключение», по которому листик конопли «может вызвать желание употребить наркотик» и по этому признаку является «пропагандой». Хотя этот вопрос вообще относится к «правовым» и решать его должен суд, а не «эксперт». Фигура «эксперта» как раз в таких делах нужна для того, чтобы выйти за пределы того определения, которое дано в законе и признать «пропагандой» все что угодно.
Так вот, не работает закон не потому что он плохо написан, а потому что все, что в нем хорошо написано, правоохранители игнорируют либо обходят при помощи вот таких вот «экспертов». И никакие исправления формулировок тут не помогут. Здесь не кровати переставлять надо.
Есть в комплекте еще один законопроект, о внесении изменений в статью 20.3 КоАП. В нее предлагается добавить слова о том, что она не распространяется на ситуации, когда свастоны используются «в произведениях науки, литературы, искусства» и так далее, при условии, разумеется, «осуждения нацизма и экстремизма».
И все. А вот слова про «пропаганду либо демонстрацию», из-за которых все, собственно, и заверте, никаким изменениям подвергать не планируется.
Во многих случаях «нашумевшие» законопроекты представляют собой решение несуществующей проблемы негодными средствами. Здесь проблема существует, но средства по-прежнему негодные.

Запись опубликована в рубрике 20.3, Законотворчество, КоАП, Экспертизы, Экстремизм. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

0 комментариев: Пропаганда или демонстрирование?

Добавить комментарий

Войти с помощью: