Пойду, куплю себе «ракушку» (зарисовки об аффекте)

«В Люблинский межмуниципальный суд передали дело об убийстве молодого жителя Азербайджана Сергея Б. Судить будут москвичку, которая уверяет, что просто защищалась, — парень хотел ее изнасиловать. Она и убивать-то не думала: всадила ножик в ногу обидчика, а попала в бедренную артерию«

Россыпью: http://www.livejournal.com/users/golishev/14156.html
http://www.livejournal.com/users/alex_advokat/10931.html
http://www.livejournal.com/users/alex_advokat/10563.html
http://www.livejournal.com/users/alex_advokat/10260.html
Я в свое время просил у алекса-адвоката обвинительное по этому делу, но как-то мы с ним оба забыли.
В любом случае — тетке, скорее всего, дадут условно. Вернее, уже дали, судя по времени вынесения приговора. Или — оправдали. Не понимаю только прокуратуру, которая такую гниль в суд направляла. Ну, или есть еще вариант, что алекс-адвокат нам не все рассказал. Но в дурость прокуратуры, подкрепленную материально родственниками Сергея Б., земля ему колом, мне верится побольше.

Я сам как-то направлял аффект в суд, а, поскольку закон у нас как дышло, то пришлось, так скажем, повернуть в нужном направлении.
Короче, жили-были отец с сыном. Сын недавно освободился из тюрьмы, пришел домой, и взял бразды правления в свои руки. Нет, браздами батьку не хлестал, поскольку лошади не было. А так — постоянно деду приходилось ночевать то в сарае, то в чистом поле. Все соседи потом этот факт подтвердили. А местный зональный опер, который тоже был в курсе, вообще сказал, что деду медаль надо дать за сына, а не судить, да и все соседи были такого же мнения… Ну, и в один прекрасный день сын выпил, стал на отца, по-русски говоря, залупаться, с ножом бросался, а потом, в полемическом задоре, обозвал дедову жену (и свою, соответственно, мать) не то «проституткой», не то еще как-то. Потом лег на кровать, отвернулся к стене и заснул.
…Как потом дед рассказывал, вот эта «проститутка» и стала последней каплей. Короче, взял он топор, да и постучла сынульку по башке. Не то два, не то три раза, а больше и не надо было. Ну, а потом, естественно, приехал я и стал рисовать осмотр и возбуждать дело. Возбудил, кстати, с самого начала по аффекту, а не простое убийство. По той причине, что областная прокуратура деда в глаза не видела, и не увидит. То, что он ходит, шатаясь, и дышит через раз, их бы не волновало, они бы просто спросили: «А почему у вас по особо тяжкому преступлению человек не под арестом?»
А потом, когда уже расследовали, назначали психологическую экспертизу, которая аффект не подтвердила. Ну, и в итоге, когда стали направлять в суд — встал вопрос: переквалифицировать, или нет? По всем прикидкам — идти бы деду в суд по сто пятой, то есть, убийству обычному. И дали б ему тогда, скорее всего, реально, а не условно. И помер бы он в тюрьме через месяц (впрочем, в данный момент он, скорее всего, уже и помер).
Пришлось лазить по практике Верховного суда, где я таки среди прецедентов нашел нечто похожее: «длительная психотравмирующая ситуация» была признана основанием для того, чтобы усмотреть в действиях обвиняемого аффект. Хотя данных о психологической экспертизе, которая бы этот аффект подтвердила, в выдержках из определения не было (может быть, были они в полном варианте, хотя, скорее всего, не было и там, а в противном случае — об экспертизе говорилось бы и в выдержках). Но мне не до выдержек было, я это определение просто сунул шефу под нос, и стал убеждать, что случаи — один в один, и у нас, здесь и сейчас, мы тоже имеем аффект. Убедил.
Правда, потом председатель суда все же мне при встрече сказал что-то вроде: «Что ж вы, курицыны дети, делаете?» Но было уже поздно. :) Решение, подтвержденное вступившим в законную силу приговором суда, из законного, как известно, превращается в справедливое.

Запись опубликована в рубрике 107, Дела, Иванникова, Оправданные, Случаи, УК. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий