Красноярские дети (продолжу упорствовать в заблуждениях)

Обнаруженные в Красноярске останки принадлежат пропавшим пятерым детям: они были убиты.
Это мне сегодня подкинули ссылку. Спасибо.
Я бы ее, впрочем, и сам увидел: у меня чтение фидов — ежедневный ритуал. Но только вот что меня смутило:

«Причина их смерти — убийство. Об этом заявил на пресс-конференции в Красноярске заместитель генерального прокурора России Владимир Колесников. «У меня нет никаких сомнений в этом. В данный момент проводятся ответственные экспертизы, нужно определиться по останкам, чтобы как можно быстрее выдать их родителям. Мы не можем однозначно сказать о причинах смерти, но очевидно, что это убийство«, — цитирует Колесникова «Интерфакс».


Ну, допустим, причину смерти при отравлении угарным газом дает эксперт-химик, который ищет карбоксигемоглобин в крови. То ли сделали это за пять дней, то ли нет, возможно, нет. Поэтому причина смерти может быть и не установлена официально. Но, если она не установлена, и при осмотре не нашли телесных повреждений (ну, на обугленных трупах их при осмотре и не найти, впрочем), то откуда взялось это «убийство»? (Те же самые слова про убийство цитирует и Лента-ру — и тоже со ссылкой на «Интерфакс»).
Тем более это странно потому что раньше Полит-ру и «Комсомолка» писали про наличие признаков прижизненного пребывания пацанов в огне. (В «КП», кстати, хороший разбор напечатан, с комментариями экспертов из ожогового центра и пожарки).
А потом в «Российской газете» увидел другую цитату из Колесникова. «Еще 21 апреля была переквалификация на статью 105 «убийство», — сказал Колесников.»
Вот я не понял — то ли «Интерфакс» прямую речь замгена про убийство додумал, то ли это — две разных цитаты. Ну да ладно. Прикол в том, что трупы нашли 8 мая, то есть, выводы об «убийстве» сделаны были вообще безо всяких экспертиз.
Дело в том, что по одному из приказов Генпрокурора в случае безвестного исчезновения человека возбуждается уголовное дело по статье 105 («убийство»). То есть, по этим детям возбудить надо было 105 часть 2 пункт «а» («убийство двух и более лиц»). А что такое нераскрытое массовое убийство для следствия? Это — как социализм: контроль и учет. Контроль — со стороны вышестоящих, и учет — выговоров. Вот красноярская прокуратура решила схитрить, возбудили по 126 («похищение»). Не так страшно типа. Не они, кстати, первые такие умные: мне тоже приходило поручение на проверку чего-то там то ли из Орловской, то ли еще из какой области: семья, мать, отец и сын, пропали вместе с машиной. 126, часть 2 пункт «ж» — «похищение двух и более лиц». Я тогда еще подивился смекалке коллеги. Но за такое вопиющее нарущение приказа Гена ему все-таки вломили, думаю.
…И тут тоже — приехал зам Генерального, тоже вломил всем люлей и заставил «переквалифицировать» — это делается с помощью статистических карточек, в которых отражается соответствующая статья (или не он даже заставил — не помню, когда он приехал в Красноярск, кажется, вообще после обнаружения трупов). Так что я, пожалуй, продолжу считать, что никто пацанов не убивал — пока на трупах не найдут еще чего, ножи в спинах, например.
Кстати, представьте, что будет, если все-таки несчастный случай подтвердится и дело прекратят. Замгена сказал «убийство», дело «переквалифицировано» туда же — а тут такая засада. Как минимум — пикетирование родителями пацанов чего-нибудь. Ну, до Страстбургского суда дойдут, это обязательно — и он им еще присудит чего-нибудь: нарушение права на быстрое следствие в разумные сроки усмотрит, например.
Вообще, журналисты криминальной хроники — злоЪ, я всегда так считал. Особенно когда их писанину родственники убитых читают и делают выводы. С другой стороны — следствие всегда на контакт с журналистами шло неохотно, поэтому в газеты попадает преимущественно точка зрения адвокатов.

Запись опубликована в рубрике 105-1, 126, Дела, Коллектор, Охранители, Прокуратура, СМИ, УК. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий