Дело Ульмана с точки зрения логики

Интервью с адвокатом:

«Я считаю, что у присяжных просто такое отношение вообще. На мой взгляд, это чисто оголтелый шовинизм, больше ничего. Народный шовинизм, который пропагандируется телевидением, другого я там не вижу. 80 человек отбирали в присяжные.
…из первых присяжных отказались пять человек по разным причинам, поводы они разные придумали, но отказались, в конце концов.
— Может их попросили? Подсунули своих людей. Такое возможно?
Может. Знаете, Вячеслав, они могли просто, если бы их попросили, просидеть и вынести такой же вердикт. Те, кто вышел, они повели себя более честно, более достойно, чем те кто остался. Они вышли, они честно вышли и сказали — мы не будем судить этих офицеров. А эти, которые остались, значит, у них умысел какой-то был, может, они чей-то заказ и выполняли.
… Те присяжные, которые отказались, сразу заявили, что они не могут без пристрастия относиться к этому делу.»

По-моему, очень показательная ошибка в рассуждении, очень часто используемая в «игре на публику». Те, кто отказался, заявили о том, что не могут оставаться беспристрастными. Стало быть, те, кто не отказался, пристрастны.

Но из утверждения «если А, то Б», вовсе не следует: «если не Б, то не А».
Все коровы имеют хвосты. Я — не корова. Есть ли у меня хвост? Правильный ответ — данных недостаточно. Я ведь могу оказаться и собакой, как в том анекдоте, только никому об этом не говорить. Но такое вот умозаключение большинством респондентов беспроблемно заглатывается почему-то.
На мой взгляд, просто потому, что человек не может понять отсутствие чего-то. Представить может, а вот понять — нет. Я как-то пытался подрабатывать, сочиняя тексты к открыткам для одной компании (которая этими открытками засрала примерно половину всех виденных мною открыточных прилавков). Тамошний менеджер по работе с аффтарами прислал шпаргалку, в которой одним из первых пунктов было как раз про это: нельзя использовать отрицание негатива — только позитив. Никаких «не болеть», «не стареть», и т.п.
Соответственно, когда человек сталкивается с силлогизмом, из которого ничего не следует, он просто заполняет образовавшийся промежуток. И особенно такой вот ход мыслей вредит как раз в уголовном процессе, где недоказанная виновность равна доказанной невиновности. А вот если эту виновность себе домысливать, то нехорошо может получиться.
Мы не можем сказать, были ли присяжные, оставшиеся в коллегии, пристрастны. Может быть, были, а может быть, и нет.

» И самое интересное, с первой коллеги, автоматически четыре человека перешли во вторую. Вот это очень существенное нарушение, но как Верховный суд к этому отнесется, я еще не знаю. На мой взгляд, это главное основание для отмены приговора и вердикта. То, что первая коллегия, которая была распущена, с этой коллегии автоматически, почему автоматически я говорю, потому что эти четыре человека во вторую коллегию первыми перешли, они сразу стали членами новой коллегии. На мой взгляд, это нарушение. Хотя закон прямо об этом не говорит, там свои какие-то нюансы имеются.«

Ага, «морального права» у них не было — из коллегии в коллегию переходить. :)

Еще:
Интервью с Ульманом «Регнуму».
Вопросный лист.
Приговор.
Ссылки на статьи. (+1, +2, +3)

Кстати, если прочесть статьи, то становится видно, как много людей не понимают простой вещи — о том, что в случае причинения какого-то вреда, причинен он может быть и без вины. То есть, вред есть, а вины — нет. Но они этого не понимают.

Запись опубликована в рубрике 105-2, Армия, Дела, Отвлеченное, УК, Ульман. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий