Про подстраховку

GlobalRus, с выводами космического масштаба:

«Находящийся во Владикавказе заместитель генерального прокурора РФ Владимир Колесников сообщил, что прокуратура приняла решение провести пожарно-техническую экспертизу школы №1. Колесников признал, что решение принято с огромным опозданием, но сказал, что лучше провести ее поздно, чем не делать вообще.

Проведение первичной пожарной экспертизы через год после пожара, возможно, войдет в историю следственной работы. Более откровенной демонстрации того, что весь год следствие занималось чем угодно, кроме выполнения своих прямых обязанностей, пожалуй, и не требуется. Также, наверное, не стоит задаваться риторическим вопросом, почему исправление каких-то совершенно очевидных несуразностей, вроде проведения экспертизы и расширения круга допрашиваемых, стало возможным только после разговора Путина с «Матерями Беслана».»

Классическая ошибка в рассуждении под названием «после — значит вследствии».

Колесников говорил о том, что экспертиза была «несвоевременно назначена». Но это не означает, что назначена она была после его указаний. «Российская газета», например, так и пишет — «назначена с опозданием». А вот из статьи «Времени новостей» может создаться впечатление, что приехавший Колесников как раз ее и назначил. Хотя, по-моему, верна как раз первая версия.
Правда, непонятно, на кой она назначена через столько времени, подозреваю, что просто «на всякий случай». Это — весьма распространенная болезнь в следствии. Оно ведь ведется в условиях, когда всей информацией по делу следователь не обладает. Возникает соблазн, скажем, направить на экспертизу все найденные в доме ножи — пусть там эксперт определяет, каким кого зарезали. Причем в советские времена это даже считалось признаком хорошей работы, по крайней мере, про одно дело, в котором следователь так сделал, я читал в «Следственной практике». Но времена меняются, экспертизы загружаются работой по самое не балуйся, и, если так сделать сейчас, то в тебя, пожалуй, все эти ножи и воткнут… Может еще такая же фигня твориться по указаниям начальства. Я как-то назначал экспертизу по потожировым выделениям на ботинках, изъятых лет за пять до этого. Потожир держится на предметах максимум месяц. Аргумент начальства был убийственным: «ну мы же не знаем, что она там обнаружит». Болезнь, кстати, обостряется в преддверии проверок: тогда экспертиза назначается задним числом и отправляется экспертам, а копия вкладывается в дело. Типа раньше не смогли отправить. Если при этом направляются и вещдоки — за отмазку это вполне катит: ну машину не нашли. Я сам постоянно возил кровавые и обоссанные тряпки просто так, в общественном транспорте, в сумках.
Разновидностью болезни являются «ориентировки», рассылаемые во все концы. Зачем слать в Брянск ориентировку на грабителей банка в Карачаево-Черкесии, да еще совершивших преступление в каком-то лохматом году — я сначала не въехал. Потом додумался: перед поездкой с делом на ковер опера посидели и подумали, каких бумажек можно туда еще напихать. И додумались. Это, кстати, не значит, что никакой работы по делу не ведется — просто бумажки часто не пишутся. Сам сталкивался с такими ситуациями, работа сделана, а бумажки нету. А спрашивать будут по бумажкам, так что приходится выкручиваться. Но я сам, кстати, дальше Курской области ничего не слал, так что совесть моя чиста. :)
Ну, и крайний случай: когда я как раз заканчивал работать, распространилась мода по делам о без вести пропавших давать поручения всем субъектам Российской Федерации. Натурально: «прокурорам … АССР, … областей», и далее по списку. Проверить приметы: нет ли без вести пропавшего среди неопознанных трупов, не задерживался ли, не доставлялся ли в вытрезвитель, и т.д. В областных прокуратурах тоже не дураки сидят чтобы что-то там обобщать: они просто ксерят поручение и рассылают по районам. С приписокой: «ответить адресату поручения». То есть, из каждого района РФ «адресату» призодит по 2-3 листа, которые подшиваются в дело… Томов десять так набрать, наверно, можно. А потом вывалить их начальству на стол: типа работал не в памяти.
Так что, подозреваю, с пожаротехнической экспертизой — та же байда: ждали Колесникова и назначили. А он приехал, и все равно заметил, что поздно. Тем более что картину, судя по всему, восстановили и без пожаротехников, при взрывотехнической и химической экспертизах остатков взрыва. Вдобавок, пожаротехническая — не самая распространенная экспертиза, в некоторых регионах таких экспертов просто нет.

Вдогонку: сходите на страницу поиска сайта Генпрокуратуры и поищите слово «Беслан». Как думаете, сколько ссылок будет?

Запись опубликована в рубрике Беслан, Дела, Маразмы, Общественные расследования, Охранители, Прокуратура, Разборы, УК, Экспертизы. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий