Еще раз о «народном правосудии»

«Контрольный выстрел»

«Однако есть пострадавшие, чья участь оказалась особенно парадоксальна. Это учителя первой школы.
Они пострадали наиболее «комплексно», что ли. В том аду было много других взрослых, но именно учителя ощущали на себе наибольший гнёт ответственности: для них все дети были своими. Часть учителей погибла, и это травма для всех выживших — коллектив был очень спаянным. Часть потеряла своих собственных детей, и почти все — своих родных и близких. На их глазах террористами был варварски разрушен их «второй дом» — кабинеты, учебные пособия, профессиональный быт, любовно создаваемый на протяжении многих лет.

Находясь в зале, они думали, что ничего не может быть хуже. Выйдя оттуда, оглохшие, ошеломлённые, они считали, что самое страшное позади. Но, столкнувшись с тем, что последовало, многие из них говорили: «В спортзале было легче».

В ноябре в газете «Голос Беслана» появилось письмо матерей, потерявших детей в теракте. Главный пафос — учителя не выполнили свой профессиональный и человеческий долг. Дети страдали, а учителя «… думали только о себе». Был там намёк и на руководство: «После произошедшей трагедии те учителя вновь взяли на себя роль руко­водителей детского коллектива, они бу­дут вести их „дорогами знаний“. Вернее, их на эту роль назначили».
Руководство намёк услышало и сориентировалось. Не защитило учителей, не выступило с поддержкой. «К сожалению, — зазвучало из министерства образования Северной Осетии, — не все учителя смогли достойно выполнить свой человеческий и профессиональный долг».»

Запись опубликована в рубрике Беслан, Дела, Мораль, Народное правосудие. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий