«Дело Лисиной»

«Суд отменил постановление прокуратуры по делу Елены Лисиной»

«прокуратура Нижегородской области 22 августа 2005 года отменила очередное постановление о прекращении дела и возобновила по нему производство. 22 ноября двое из подозреваемых подали в Нижегородский районный суд жалобу на это решение прокуратуры. Суд вынес решение — жалобу удовлетворить и постановление прокуратуры от 22 августа отменить, признав его незаконным и необоснованным. Следует отметить, что выступившие с жалобой подозреваемые — бывшие сотрудники прокуратуры, которые по словам Елены Лисиной, а также по результатам расследования прокуратуры, легшим в основу обвинительного заключения, били, насиловали и пытали девушку электротоком, намеренно ссылались в своей жалобе на процессуальные нормы, которые в данном конкретном случае не могут быть применены по ряду процессуальных же оснований. Суд, согласившись с их доводами, продемонстрировал своё нежелание или неумение (а может быть и то и другое вместе), в отношении организации эффективного и беспристрастного национального правосудия. Европейский суд по правам человека, несомненно может в своем будущем решении по вопросу эффективности расследования данного дела российскими органами обратить на этот вопиющий факт внимание Российской Федерации.»

Круто. То есть, дело возобновляется, расследуется, а потом суд признает возобновление незаконным, и все доказательства, полученные по делу за этот период можно засунуть себе в ухо. Оригинальный способ разваливать дела. Правда, в справку по делу эта отмена чего-то не попала. Но там и так много интересного: дело возбуждается, ведется более полугода и направляется в суд. За это время его можно было вылизать от и до — но суд все-таки возвращает его на доп. расследование (пикантная деталь: несколько обвиняемых увлились из прокуратуры «по собственному» через несколько дней после предъявления обвинения, в апреле 2000 года). Ну ладно, обычно недочеты исправляются быстро и дело снова уходит в суд. Но это — прекращается через четыре с половиной месяца. И потом возобновляется несколько раз, но до сих пор не в суде. Правозащитники пишут, что у обвиняемых (на момент совершения — следователей прокуратуры и оперуполномоченного) родственники работают в облсуде. Один из немногих случаев, когда в это верится.
А для тех, кто ниасилит обвинительное заключение — краткая фабула. По уголовному делу одну свидетельницу (ту самую Лисину) опер колет на тему куда она девала полученную от знакомого (обвиняемого в убийстве) барсетку. В процессе колки — пускает через голову ток, душит, бьет и, наконец, насилует. Когда та колется — отводит к прокурорскому следователю, который ее допрашивает, а потом — отводит к коллегам, презднующим день рождения. А те ее тоже насилуют всем колхозом.
При этом вещдоки (использованные презервативы, бутылки из-под водки, вещи со спермой) после этого оказываются разбросанными возле прокуратуры. Плохие, негодные следователи. В прокуратуре такие не нужны: они теперь адвокатами работают. А дело, как я уже говорил, приостановлено.
По-моему, самый пиздецкий пиздец изо всех, про которые я читал.

Запись опубликована в рубрике 131, 286, Антимент, Милиция, Обжалование, Охранители, Прокуратура, Случаи, Суд, УК. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий