Религиозно-правовое, с переходом в порнографию

От некоторых заголовков приходишь в трепет.
«Греческая Православная Церковь запретила посвящать в сан гинекологов«. И подробности:

«Среди профессий, обладатели которых имеют, по мнению отцов Собора, активные внебрачные контакты с женщинами и потому не могут становиться священниками, значатся также актеры, художники и …брокеры рынка ценных бумаг».

Ну, брокеры — за служение Маммоне, вероятно.
И вот тоже довольно интересное дело, о котором ни черта не писали. Обидно, особенно если учесть, что происходило оно в Брянске.

«Фабула дела проста. В апреле 2000 года епископ Аполлинарий собрался с пастырской поездкой в Украину, где живут его духовные чада. Поездка предполагала совершение православных обрядов – крещения, исповеди, причащения. Поэтому владыка взял с собой необходимые для этого предметы – латунную ложечку для причастия, латунный крестик и четыре богослужебные книги, изданные в 1909-1912 годах … Когда владыка Аполлинарий пересекал границу, ему задали сакраментальный вопрос: не везет ли он чего-либо запрещенного. Епископ, разумеется, не мог предположить, что привычные ему вещи входят в разряд «запрещенных» и подлежат декларации. Однако таможенники сочли их «культурными ценностями», и местное управление ФСБ начало против епископа уголовное дело, которое затем передали в суд».

С «культурными ценностями» сейчас творится примерно такое же блядство, как и с «порнографией»: для причисления к ним предмета требуется экспертиза. То есть, специальные познания. А судят за это обычных обывателей, которые таких познаний заведомо не имеют. Раньше такое же положение было с «холодным оружием», пока не поменяли статью.
А если учесть то, что и экспертизу может проводить хрен знает кто, то ситуация становится вообще катастрофической:

«Кстати, о книгах. За прошедшие годы несколько раз назначались экспертизы на предмет их оценки и определения того, являются ли они культурным достоянием. Один из экспертов оценил «контрабанду» (включая и ложечку, и крестик) в 580 рублей, другой – в 500, третий – аж в 2000 (правда, эта экспертиза была вскоре отозвана органом, который ее проводил – иными словами, дезавуирована). Четвертый – из управления по сохранению культурных ценностей – посчитал, что вывозимые предметы «не могут быть признаны культурными ценностями». Пятый – из Брянской научной библиотеки – заявил, что книги являются редкими, так как в его библиотеке они отсутствуют (феноменальная мотивировка, сразу многократно умножившая количество редких книг на земле). Кстати, именно на последней экспертизе основывалась позиция прокуратуры».

И как в такой ситуации действовать? Взять заключение где-нибудь? А таможенник не обязан заключению этому верить.
С «порнографией» примерно та же фигня: зовут какого-нибудь искусствоведа с бугра, который что-то там заключает с умным видом. Причем законного порядка оборота порнографии до сих пор нет. Хотя, если меня не глючит, даже в эсэсэсэре были какие-то инструкции для врачей-сексологов по использованию порнухи при лечении.

Запись опубликована в рубрике 242, Маразмы, Охранители, Религии, Следствие, Случаи, Таможня, УК, Экспертизы. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий