…»если бы Мамин не был известным режиссером»

«Под Петербургом избит кинорежиссер Юрий Мамин»

«Под Петербургом избит известный кинорежиссер Юрий Мамин.

Мамин добавил, что милиция обратила внимание на совершенное в отношении него преступление только после появления информации в СМИ.
«Они сейчас едут ко мне, чтобы я написал заявление. Но я писать его не буду — мне сейчас некогда заниматься судебными разбирательствами», — заключил кинорежиссер. »

Позиция Мамина во всей этой истории — вообще-то, типична для большинства потерпевших: менты козлы, мне все должны, но сам я шевелить ничем не буду, раскрывайте как хотите. Хотя роль потерпевшего предполагает хотя бы минимальное содействие следствию.

В данном конкретном случае — из приемного отделения больницы врачи, как и требуется по инструкции, сообщили в милицию, что есть клиент с телесными повреждениями. В милиции, видя, что случай не тяжелый, разбираются с ним в порядке общей очереди (если бы Мамина отоварили серьезно, то в больницу милиция примчалась бы, уверяю вас).
Происходит это потому, что во-первых, на каждый синяк ездить — это никакого народу не хватит: ресурсы милиции ограничены, и распределяются в зависимости от тяжести преступления. А во-вторых, легкий вред здоровью возбуждается по заявлению самого потерпевшего. А по телефону милицейский дежурный никак не может определить, что там имело место, как с Маминым, хулиганство, а не просто легкий вред. Вообще-то, наверно надо, чтобы врачи, кроме телесных, сообщали в милицию и об обстоятельствах их причинения, но этого с них пока не требуют, у них и другие дела есть.
В общем, претензии товарища режиссера, который жалуется, что менты-козлы не примчались по его зову, мне кажутся несколько необоснованными.

Из «Российской газеты»:

«Как сообщили нам в пушкинском РУВД, таких нападений в районе на самом деле происходит очень много. И на все реагировать сразу не получается. А кроме того, личный состав занят раскрытием других, более тяжких преступлений, которые в Царском Селе случаются с завидным постоянством.

Так бы, наверное, все и затихло (ведь для хороших показателей в милицейской статистике раскрываемости преступлений главное, чтобы пострадавший не написал официальное заявление), если бы Мамин не был известным режиссером. Пришлось возбуждать уголовное дело.»

Ну, может быть, милиционеры и свистят насчет того, что у них не получилось найти Мамина из-за неправильных данных, указанных в приемном (РИА «Новости» говорит о неправильной фамилии и адресе, «РГ» — только об адресе). Но сдается мне, что вряд ли.
Дело в том, что в прокуратуре есть такие специальные церберы, надзирающие за органами дознания и следствия. В их обязанности входит и выявление укрытых от учета преступлений. Естественно, квартиры никто не обзванивает, а вот организации — запросто. Ну, по крайней мере, у нас так помощники прокурора делали. И еще один путь — запросить в больнице данные о гражданах, которых доставляли с телесными повреждениями. Потом — посмотреть на книгу учета преступлений — зарегистрировано ли это там, если зарегистрировано — кому отдан материал, и какое решение принято. Так что скрывать зарегистрированные в приемном покое телесные — это чревато попадаловом.
Так что «если бы Мамин не был известным режиссером», то он, наверно, дошел бы до ментов ножками и написал бы заявление там. А не чморил бы их в печати.

Запись опубликована в рубрике Антимент, Конфликтология, Милиция, Народное правосудие, Отвлеченное, Статистика. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий