Кино-Мимино и Уголовный кодекс

Все-таки русофилия сушит моск. Прямо-таки иссушает. Читаю «мини-«но» про «Мимино» Холмогорова. Думал: может, шутит, почитал комментарии — нет, может, но не шутит…
Кстати, я там нашел только что «ляп», при пересмотре. Незаметный. :)

На тридцать девятой минуте и двадцать второй секунде, когда Мимино приносит документы устраиваться на работу, в кадр попадает угол календаря. В нем воскресенья приходятся на пятое, двенадцатое, девятнадцатое и двадцать шестое числа. Ради интереса поискал: единственный месяц, удовлетворяющий условиям — это февраль 1978 года. Мне тогда месяц был примерно. :)
Тогда новая редакция статьи 206 УК РСФСР действовала что-то около десяти месяцев. Принята она была Указом Президиума Верховного совета РСФСР от 11 марта 1977 года, в силу вступила с 1 апреля. Так вот, указом этим в статью вносились изменения, направленные на борьбу с хулиганством, насколько я помню, была целая кампания по этому поводу.
Состояли изменения вот в чем. До них, чтобы попасть под действие УК, человеку надо было до этого в течение года привлекаться к административной ответственности за то же самое. То есть, уголовно наказуемым было только второй эпизод «хулиганки» в течение года, первый был административным правонарушением.
С 1 апреля все это снова попадало под УК. Точно так же было и с самого начала, как только УК РСФСР был принят. Указом ВС РСФСР от 4 августа 1966 года ответственность по первой части «хулиганки» была смягчена. Вторая часть статьи ужесточалась тем же указом, в 1966 году: по ней был введен минимальный срок лишения свободы, один год. До него этот срок не был установлен, и по общему правилу он мог равняться только шести месяцам, меньше не давали.
Вот со сроками наказания в фильме и произошел ляп. Когда адвокатесса беседует с Мимино в камере, она ему грозит тюрьмой по первой части «от шести месяцев до года», а по второй части «от года до шести» (56:10 по хронометражу). Но вторая часть никогда не предусматривала срока выше пяти лет, ни в одной из редакций. А по первой в то время она могла грозить «от года до шести», поскольку меньше в то время по ней не давали.
Но это, как вы понимаете, простительно. Поскольку в «Мимино» вот эта процессуальная заморочка настолько органично встроена в сам сюжет и используется для его развития, что простить сценаристам можно даже и «десять лет», чего там мелочиться.

В принципе, точно так же отграничивается «хулиганка» от простого нанесения телесных повреждений и сейчас. То есть, если у обвиняемого с терпилой был перед этим конфликт личного характера, то презюмируется, что морду последнему набили в порядке статьи 115 или 116 УК РФ, ну, и так далее. Если же до этого они друг с другом знакомы не были, то презюмируется хулиганский мотив, и, соответственно, квалификация пляшет от этого. И, кстати, не только в телесных повреждениях: например, по нашумевшим «расисцким» убийствам, поскольку убийцы и жертвы не были знакомы между собой, следствием предполагалось, что мотивом убийц было именно нарушение общественного порядка. Помнится, правозащитная общественность была этим очень недовольна и милицию клеймила, но совершенно напрасно. Это — чисто формальный критерий, а в суде фигуранты все равно получают то, что по делу доказано, независимо от того, по какой статье оно было возбуждеон изначально.

Вдобавок, страху нагнетает та самая «кампания по борьбе», под которую попал Мимино. В год выхода фильма это зрителями должно было осознаваться более явственно, это сейчас мы позабыли все (а апофеоз забытья — это, конечно, трактовка фильма тов. Холмогоровым).
Что такое «кампания по борьбе с хулиганством»? Это закручивание гаек. То есть, в том случае, если бы Мимино судили по второй части, на снисхождение ему было бы нечего рассчитывать. Еще дедушка-заседатель добрый попался, все пытал: «Но какие-то причины должны быть?!» А обычно заседатели полностью оправдывали свое прозвище «кивалы», поскольку к происходящему в зале суда относились индифферентно, и ни во что не вмешивались. Я-то знаю, я сам заседателем был. Два раза. :)

Но тот вариант, развития событий, который реализовала товарищ адвокатесса, позволил всем сохранить лицо, кроме Папишвили, разумеется. (Мне еще нравится молния, которую в него мечет молодая специалистка при словах «Но обещания своего не сдержал»). Обвинение типа не при делах, оно не знало. Адвокатесса выиграла свой первый процесс. А Мимино, несмотря на все свое активное сопротивление, получил таки первую часть «хулиганки», и даже со смягчающим обстоятельством «совершение преступления под влиянием сильного душевного волнения, вызванного неправомерными действиями потерпевшего». Поскольку «аморалка» в советские времена — это не то, что нынче, это сейчас она «личное дело каждого», а тогда — вполне канала за «неправомерные действия». (По-моему, так).

Запись опубликована в рубрике Законодательство, Кино, КоАП, Отвлеченное, Разборы, УК. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий