Из рассылки

«Дело Khudobin v. Russia (Худобин против России): Осуждение на основании провокации является нарушением гарантий справедливого судебного разбирательства — постановление по делу

29 октября 1998 года Т. (в качестве добровольного агента милиции) попросила Худобина купить для нее дозу героина. Он согласился и вместе с М. встретился с нею на улице. Т. передала Худобину меченые банкноты, которые она получила от сотрудников милиции С. и Р. Худобин взял деньги и пошел к Г., который дал ему пакет с 0.5 г героина. Он вышел на улицу, чтобы встретиться с Т., где был задержан сотрудниками милиции, которые ожидали его на улице.
Худобина доставили в ОВД. Там у него были изъяты меченые банкноты, на которых сохранились его отпечатки пальцев. Т. в присутствии понятых выдала пакет героина, указав, что она получила его от Худобина. Пакет был опечатан, подписан понятыми и направлен на экспертизу. Худобин был помещен в камеру в ОВД.

Относительно нарушения статьи 6 Конвенции, на которое также жаловался заявитель, Суд, ссылаясь на свою практику, указал, что несмотря на необходимость бороться с преступностью, использование агентов под прикрытием должно быть строго ограничено. В данном деле преступление не было бы совершено, если бы не вмешательство сотрудников милиции. Из материалов дела было неясно, почему Т. согласилась выступить в качестве добровольного помощника сотрудников милиции. К тому же, Худобин не получил никакой финансовой прибыли от продажи героина, а М. сказал, что Худобин никогда ранее не приносил ему героин. Из этого можно сделать вывод, что он вряд ли был торговцем наркотиками, известным сотрудникам милиции, напротив, операция была направлена на любого, кто согласился бы купить героин для Т. Более того, с точки зрения Суда, любая подобная операция должна проводится под соответствующим контролем. Но в данном случае, она проводилась по простому административному решению, в котором содержалос! ь очень мало информации об основаниях и целях такой «проверочной закупки». Данная операция не была и не могла быть предметом судебной проверки или проверки иным независимым органом, что в данном случае является очень существенным.
Заявитель был обвинен на основании показаний Т. и его друга М., который присутствовал при задержании. Сотрудники милиции, проводившие закупку, не были допрошены. В постановлении прямо написано, что Суд «поражен» тем, что дело рассматривалось в отсутствии заявителя, и разрешавший дело судебный орган не принимал своего собственного решения о невменяемости заявителя. В связи с этим, Суд счел, что заявитель был лишен гарантий справедливого судебного разбирательства, гарантированных ст. 6 Конвенции.»

12000 евро, между прочим. Не за одно только это, там букет нарушений был. Но это — к вопросу о бурной деятельности «1С».
Название для статти, кстати, придумал: «1С: Комплексная подстава».

Запись опубликована в рубрике , FAQ, Антимент, Документы, ЕСПЧ, Наркотики, Обжалование, Оперативный эксперимент, Случаи, УК. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий