Обыск и «обследование помещений»

К вопросу об «изъятии экстремисцкой литературы»: из статти «Проверка, обыск, изъятие…» за авторством Д.Володина, из журнала «Юрист» за апрель этого года.

«Обследование помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств — это оперативный (непроцессуальный) осмотр жилых и служебных помещений, транспортных средств и других объектов в целях поиска следов преступной деятельности, орудий совершения преступления, разыскиваемых преступников, а также получения другой информации, необходимой для решения задач ОРД. Обследование может носить гласный и негласный характер.
Гласное обследование осуществляется с согласия владельцев осматриваемых объектов. При зашифрованном обследовании оперативный работник имеет право скрывать истинную цель проводимого мероприятия, а также использовать в целях конспирации документы, зашифровывающие его личность. Даже при таком обследовании обязательно согласие владельца объекта, а также участие представителя организации, от имени которой оно проводится. Таким образом, какие-либо принудительные меры по отношению к изъятию каких-либо предметов и документов в ходе обследования помещений невозможны.
Обследование помещений в отличие от обыска производится оперативными работниками без наличия возбужденного уголовного дела. Обследование и обыск представляют собой совершенно разные юридические действия, в силу чего при обследовании не могут использоваться методы выявления имущества, используемые при обыске, то есть принудительное, помимо воли граждан, изъятие чего-либо невозможно.
Согласно ч. 1 ст. 15 ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» при проведении ОРМ изъятие предметов, материалов и сообщений допускается лишь в случае возникновения непосредственной угрозы жизни и здоровью лица, а также угрозы безопасности страны. Если такой угрозы нет, законные основания для изъятия отсутствуют. На практике лица, осуществляющие ОРД, при невозможности изъятия найденных материалов фотографируют их на месте обнаружения, производят видеозапись. Если к моменту начала расследования обнаружить и изъять подлинные материалы не удается, полученное их отображение, введенное в уголовный процесс по правилам, предусмотренным УПК РФ, может рассматриваться как производное вещественное доказательство.
Изъятые во время именно такого «силового» обследования, которое имело место в данном случае, помещений документы в соответствии со ст. 75 и 89 УПК РФ должны исключаться из числа доказательств как полученные с нарушением закона. Таким образом, в результате проведенных двух обследований помещений были незаконно получены заранее недопустимые доказательства.»

Запись опубликована в рубрике FAQ, Антимент, Милиция, Охранители, Экстремизм. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий