«Боже, пропал калабуховский дом!»

Сегодня в одном правовом комьюнити узрел цитату из журнала «Независимый библиотечный адвокат», № 3 за 2008 г.:

«К сожалению, исходя из данной нормы, (т.е. из п.2 ст. 1274 ГКРФ) в библиотеках стало невозможным также оказание таких платных услуг, как доставка электронных копий документов, сканирование и оцифровка текстов произведений, электронное копирование фрагмента текстового документа из сети Интер­нет или баз данных на дискету, компакт-диск или флэш-карту. Возможен только просмотр документов из сети Интернет, электронных баз данных в помещениях библиотеки, то есть только в читальном зале. Таким образом, российские библиотеки, имея технические средства, в соответствии с пунктом 2 статьи 1274 Гражданского кодекса РФ не могут развивать электронные платные услуги.
В этих условиях в читальных или компьютерных залах библиотек организуются рабочие места для пользователей, оборудованные только для чтения и просмотра документов в сети Интернет или для работы с легитимными базами данных. При этом исключается возможность копирования документов на цифровые носители.»

Автор поста хотела проконсультироваться у юристов, сколько там правды, в этой цитате.

Ну, бред, связанный с Интернетом, надеюсь, виден невооруженным глазом. П. 2 ст. 1274 предписывает библиотекам предоставлять в пользование экземпляры произведений, выраженные в цифровой форме, только в помещениях библиотек, при невозможности создать их копию. Из этого аффтар статьи делает такие вот выводы космического масштаба. Несмотря на то, что тексты, находящиеся в свободном доступе в Интернете, вовсе не библиотека предоставляет. Вернее, этот пункт говорит нам об «экземплярах произведений», т.е., о материальных носителях с записанными на них произведениями в цифровой форме. Разумеется, ими может быть только произведение, находящееся на компьютере библиотеки, а не где-то там в сети.

И, кстати, позвольте представить вам аффтара: Бойкова Ольга Феоктистовна, заведующая сектором библиотечного права РГБ — чувствуете масштаб личности? Она еще по совместительству академик Международной академии информатизации, кто знает, что это за контора, тот поймет. И кандидат педагогических наук, но надеюсь, кандидатскую степень она получила все-таки где-нибудь в другом месте. Еще она автор двух книг, посвященных авторскому праву и библиотекам. Масштаб личности становится все масштабнее, да…

Кроме этого, в сети находится куча докладов, читанных Ольгой Феоктистовной на разных семинарах. По ним примерно можно себе представить уровень ее представлений об авторском праве.

Кстати, кому-нибудь из вас запрещали копировать что-то, или, скажем, проносить в библиотеку фотоаппарат, ссылаясь на «библиотечные правила»? Так вот, Ольга Феоктистовна — идеолог такой вот хренотени:

«Чтобы защитить библиотеку и способствовать дальнейшему развитию ее электронных ресурсов, необходимо совершенствовать локальные нормативные акты. Это правила пользования библиотекой, положение об использовании электронной информационной сети, порядок пользования электронным читальным залом и другие локальные нормативные акты библиотек, регламентирующие возможность и условия работы пользователей с электронными ресурсами, поскольку имеют юридическую силу в системе российского законодательства. Именно в локальных нормативных актах прописываются все права и обязанности библиотеки и пользователя (читателя). Кроме того, читатель также извещается о том, каким образом могут быть использованы электронные ресурсы. Так, в 2002 г. один из пользователей предъявил иск Центральной городской библиотеке г. Перми на неудовлетворительное обслуживание. Ознакомившись с локальными нормативными актами (учредительными документами, правилами пользования библиотекой, положением о пользовании электронным читальным залом и др.), на основе которых библиотека осуществляла свою деятельность, Пермский городской суд признал правомерность действий библиотеки и отклонил иск пользователя.»

Кто бы бабушке объяснил, что есть такой закон «О правах потребителей», который тоже действует при оказании библиотеками платных услуг. Скажем, запрет на пронос в них фотоаппарата, что часто практикуется, со ссылкой именно на возможность «контрафактного копирования» — это ни что иное как «навязывание услуги», в смысле, платного ксерокса. Это она с потребнадзором еще не сталкивалась, похоже. Еще оттуда же, про служебное произведение:

«Здесь надо четко представлять, какие права есть у издательства, какие — у автора. Эти отношения регулируются трудовым договором автора с университетом и авторским договором автора с издательством. В трудовом договоре может быть предусмотрена обязанность работодателя (университета) выплачивать вознаграждение за использование им служебного произведения, условия использования произведения, в том числе передача его в библиотеку, право указывать свое наименование, либо требовать такого указания при любом другом использовании произведения.»

То, что авторским договором может регламентироваться возможная передача книги в библиотеку — это что-то новенькое. По общим правилам, авторское право не зависит от права собственности на экземпляр произведения, более того, право собственности на оригинал произведения или его перепродажи может ограничиваться авторским (так называемое «право следования» (ст. 1293), или «право доступа» (1292)). Владение экземпляром произведения не является использованием произведения, а введенные в оборот экземпляры могут свободно распространяться далее, и без дозволения аффтара (ст. 1272). Но тов. Бойкова, похоже, обо всем этом не ведает, и постоянно путает «произведение» и «экземпляр произведения». Это — такая фундаментальная ее ошибка. И это я еще не читал, что написано в тех двух книгах. Но, учитывая ее пост, можно себе представить тлетворное влияние вот такого вот бреда.

Запись опубликована в рубрике Авторское право, Маразмы. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий