Снова про Курт-Аджиева

Я, помнится, писал про Курт-Аджиева, самарского «несогласного», у которого в редакции по традиции обнаружили контрафактные программы. Но самую веселуху пропустил:

«В минувшую пятницу следователь Советского межрайонного следственного отдела СУСК при Прокуратуре РФ по Самарской области Андрей Поздеев в сопровождении оперативных сотрудников милиции провел обыск в Cамарской лаборатории судебных экспертиз Министерства юстиции. Обыск был связан с расследованием уголовного дела бывшего редактора «Новой газеты» в Самаре» Сергея Курт-Аджиева. Со слов сотрудников лаборатории, визитеров интересовали системные блоки с результатами государственной экспертизы компьютеров, изъятых в 2007 году в самарской редакции «Новой газеты». Как рассказал „Ъ“ адвокат Сергея Курт-Аджиева, аналитик межрегиональной правозащитной Ассоциации «АГОРА» Ирина Хрунова, господин Поздеев мотивировал свои действия тем, что следствие сомневается в «независимости» проведенной сотрудниками гослаборатории экспертизы. По ее словам, заключение Минюста отличается от экспертной оценки, сделанной в самом начале следствия компанией «Три-С» и положенной в основу обвинения по уголовному делу Сергея Курт-Аджиева.»

«Компания «Три-С» — это местный представитель НП ППП, и как раз в ее экспертизе и надо бы усомниться. Но нет: сомнения у следствия появились в том заключении, которое им не нравится.
Вообще, «экспертиза на контрафактность» чуть более, чем полностью незаконна, я об этом тоже писал. Но для целей этого поста этот вопрос мы опустим. Прикол здесь, по-моему, в другом.
Эксперт — это лицо, которое обладает специальными знаниями, которых нет у следствия с судом. А вот самарские следователи не просто усомнились в правильности заключения, но и обвинили эксперта в том, что он мухлевал. Хотя специальных знаний для того, чтобы оценивать правильность его заключения, у них нет. Классическая ситуация: «я не знаю, как надо, но вы делаете неправильно».
Для устранения противоречий между заключениями экспертов всегда назначается повторная экспертиза. Ну, это при условии, что надо именно устранить противоречия, можно еще исключить какое-то заключение, из-за зависимости эксперта, например. Это — как раз случай «триэса»: насколько я помню, в деле Курт-Аджиева речь идет о программах от мелкомягких, которые сами являются членами НП ППП. Но следствие как раз «триэсу» доверяет беспредельно:

«Сегодня стало известно, что 23 апреля следователь Поздеев провел допрос эксперта Валерия Трегуба. Интересно, что кроме следователя присутствовали еще 6 человек, среди которых оперативные работники и … эксперт, заместитель директора ООО «Три С» Владимир Серпухов, проводивший первую экспертизу по делу Сергея Курт-Аджиева, на основе которой был вынесен обвинительный приговор журналисту за использование нелицензионных программ для выпуска «Новой газеты в Самаре». Только благодаря экспертизе Валерия Трегуба этот приговор был отменен.»

Прикол в том, что повторную экспертизу прокуратура назначить не может, поскольку дело в суде. Они его, вроде бы, сами просили вернуть прокурору, или сейчас просят (не помню хронологии событий, а ссылки лень искать).
Вот и доверяй после этого «социально близким»: так-то объебаться…

Запись опубликована в рубрике 146, Авторское право, НП ППП, УК, УПК, Экспертизы. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий