Мобильник как улика

«Съёмка на мобильный — вне закона»

«За установку видеодомофона и охранной сигнализации в собственной квартире, а также за пользование мобильным телефоном, диктофоном или видеокамерой граждан вполне могут привлекать к уголовной ответственности. Приводящие к такому абсурду прорехи в законодательстве обсуждали в среду члены комитета по безопасности предпринимательской деятельности Торгово-промышленной палаты (ТПП). Дело в том, что в Сибири уже возбуждены первые уголовные дела.
Оказывается, с точки зрения закона, современные видеокамеры и диктофоны, вмонтированные в мобильники и портативные компьютеры, — тоже «специальные технические средства, предназначенные для негласного получения информации». А пользоваться ими могут лишь сотрудники МВД и спецслужб, упомянутые в законе «Об оперативно-розыскной деятельности». Всем остальным за это грозят две статьи Уголовного кодекса — 137 (нарушение неприкосновенности частной жизни) и 138 (нарушение тайны переписки, телефонных переговоров и иных сообщений). Согласно части 3 статьи 138, за незаконное производство и сбыт «специальных технических средств» могут дать три года тюрьмы. И сейчас в Сибирском федеральном округе ведется следствие в отношении ряда компаний, продававших гражданам охранные системы, в частности датчики движения, оснащенные видеокамерами.»

Собственно, все статьи УК, предусматривающие ответственность за распространение или владение предметами, которые для чего-то там «приспособлены», должны как можно скорее быть оттуда исключены, поскольку предусматривают ответственность, в сущности, за намерение. На маразматичность статьи, предусматривающей ответственность за холодное оружие, мое внимание обращал даже наш местный милицейский эксперт-криминалист: ну как это так — чтобы отличить обычный нож от холодного оружия, нужны экспертные познания, но судят за него простых смертных, таких познаний не имеющих. С тех пор уголовная ответственность за холодное оружие из УК была исключена.
Но для оружия была методика экспертизы, по крайней мере. Для «специальных средств» ничего подобного нет. В результате каждый толкует это понятие в меру своей испорченности. Пресса сообщала об одном приговоре за замаскированную под цветочный горшок камеру, хотя камера там была обычная, то есть, не «предназначенная», а «приспособленная» для негласной съемки.
Что придет в головы гондонам из «отделов «К», никому не известно, так что они вполне могут возбудиться по 138-й статье за мобильный телефон. Хотя это уже будет апофеозом.

Запись опубликована в рубрике Маразмы, УК. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

2 комментария на «Мобильник как улика»

  1. А. Мячин говорит:

    Правоохранителям как всегда хер объяснишь, что диктофоны и прочая и прочая из этой же серии — это устройства, которые применяются (могут применяться) не для негласного получения, а для негласной фиксации информации. А это уже несколько другое понятие, которое , на мой взгляд не подпадает под статью. Устройства именно для негласного получения информации — это всевозможные эндоскопы, лазерные звукосниматели, и прочая. Ипанутые, что тут скажешь…

Добавить комментарий