Ignorantia non est argument

«МОСКВА, 2 апр — РИА Новости. Президент РФ Дмитрий Медведев поставил отрицательную резолюцию на экспертное заключение по институту помилования, сообщил РИА Новости глава Совета по правам человека Михаил Федотов.
Члены СПЧ 15 марта передали главе государства экспертное заключение по институту помилования, в котором обосновывается тезис о том, что президент имеет право помиловать любого заключенного, не дожидаясь от него ходатайства.

«Президент с ним (экспертным заключением) не согласен. Президент в своей резолюции указал, что он не понимает, почему он должен миловать человека, который у него не просил о помиловании», — сказал Федотов.

«Это мнение президента. Мы ему представили мнение десяти специалистов в области конституционного права. Он с ними не согласился», — отметил глава СПЧ.»

Вот поэтому у нас такая хуйня в законотворчестве и творится: потому что президент-типа-юрист может сказать «Я ни хуя не понял» и «поставить отрицательную резолюцию» на мнении десяти специалистов.
Кстати, недавно типа-юрист подписал очередной закон о борьбе с экстремизмом: запрет на работу с детьми тем, кто был осужден за этот самый «экстремизм». Текст, к сожалению, пока не опубликован, но в прессе пишут о том, что «к трудовой деятельности в сфере образования, воспитания, развития несовершеннолетних, организации их отдыха и оздоровления, медицинского обеспечения, социальной защиты и социального обслуживания, в сфере детско-юношеского спорта, культуры и искусства с участием несовершеннолетних не будут допускаться лица, имеющие (имевшие) судимость, подвергающиеся (подвергавшиеся) уголовному преследованию (за исключением лиц, уголовное преследование в отношении которых прекращено по реабилитирующим основаниям) за преступления против основ конституционного строя и безопасности государства».
Похоже, типа-юрист не совсем понял, что такое «судимость». Это — временная форма поражения в правах, когда-нибудь она проходит, и человек считается не судимым. Соответственно, все правовые последствия, связанные с судимостью, проходят. И вводить ограничение в правах не только для имеющих, но и для «имевших» — значит, делать такие последствия бессрочными.
Или вот еще пример. До апреля 2010 года в УК была статья 173 «Лжепредпринимательство«, предусматривавшая ответственность за «создание коммерческой организации без намерения осуществлять предпринимательскую или банковскую деятельность, имеющее целью получение кредитов, освобождение от налогов, извлечение иной имущественной выгоды или прикрытие запрещенной деятельности, причинившее крупный ущерб гражданам, организациям или государству».
Потом ее оттуда убрали: фактически, она описывала часть способа совершения преступления, и почему за создание организации для совершения преступления ответственность предусмотрена, а за приобретение для тех же целей, скажем, автомобиля — нет, было совершенно непонятно. Если совершено какое-то отдельное преступление, то и к ответственности логично привлекать за него, независимо от способа.
Ну, убрали и убрали. Но вот в прошлом году типа-юрист предложил ввести «ответственность за создание фирм-однодневок» — и теперь у нас в УК есть статья 173.2, в которой говорится о «предоставлении документа, удостоверяющего личность, или выдаче доверенности», либо «приобретении документа, удостоверяющего личность, или использовании персональных данных, полученных незаконным путем» для создания юрлица «в целях совершения преступлений».
Прежняя статья 173 была шире по охвату, говоря не только о «незаконной деятельности», но и о других вещах, и не ограничивая способы, которыми создается «однодневка». Но в целом — те же яйца, только в профиль: ответственность за создание юрлица не предназначенного для ведения предпринимательства.
Это уже не законотворчество, а законодрочерство какое-то получается: туда-сюда, туда-сюда…

Запись опубликована в рубрике 173, 173.2, Законотворчество, Маразмы, УК. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий