«и Винни, и Пух»

В свое время я писал об одной особенности отечественного законодательства, которое позволяет заблокировать регистрацию в качества товарного знака любого слова, хоть раз упомянутого в любом произведении. Вот, наглядный пример:

«Индивидуальный предприниматель Александр Вольнов, полтора года назад лишивший другого бизнесмена прав на товарный знак «Винни-Пух», не смог зарегистрировать бренд на свое имя. Непреодолимым препятствием для бизнесмена, который уже более двух лет борется за имя для выпускаемой им продукции, стало отсутствие согласия наследников Бориса Заходера — переводчика известной книги английского писателя Алана Милна.

В ноябре 2010 года «Союз Молпродукт» добился досрочного прекращения правовой охраны товарного знака «Винни-Пух» в отношении группы товаров из 29 класса МКТУ, принадлежащего индивидуальному предпринимателю Андрею Деревянскому. После этого Вольнов попытался зарегистрировать бренд на свое имя, но неожиданно столкнулся с отказом Роспатента. 26 декабря 2010 года ведомство вынесло отказное решение по заявке бизнесмена, сославшись на заключение экспертизы, согласно которой обозначение воспроизводит название персонажа известного произведения Алана Милна, пересказанного для детей Борисом Заходером. «Поскольку заявителем не представлено согласие наследников правообладателя авторского права Бориса Заходера, заявленное обозначение не может быть зарегистрировано на имя заявителя, как способное ввести потребителя в заблуждение относительно изготовителя товаров», — подытожили эксперты.

«Авторские права на перевод не препятствуют другим лицам переводить то же оригинальное произведение», — утверждал Вольнов и в качестве примера приводил выпущенную издательством «Высшая школа» в 2004 году книгу «Винни-Пух», автором перевода для которой стал Виктор Вебер. При этом предприниматель ссылался и на полученное «нотариально заверенное согласие [на регистрацию бренда] Вебера», и даже попытался доказать, что своим решением Роспатент нарушает права и известного переводчика произведений.»

Смотрите, что получается: два переводчика переводят одно произведение и имя главного героя у них по-русски получается одинаковым — просто потому, что по-другому перевести с английского «Winnie-the-Pooh» затруднительно. Но аффтаром считается почему-то Заходер, а правообладателями — его наследники.
Решение по «Винни-пуху» довольно старое и обжалованию уже не подлежит. Очень жаль, потому что написана в нем какая-то хрень несусветная:

«В сказке З. персонаж, соответствующий персонажу сказки М. под именем Winnie-the-Pooh в разных местах произведения именуется по разному: Винни-Пух, Пух, Винни, причем из контекста произведения для читателя очевидно, что речь идет об одном и том же персонаже-медвежонке. Исходя из этого суд приходит к выводу о том, что слово Винни является одним из имен данного персонажа. Суд полагает, что персонаж литературного произведения, являющийся его действующим лицом и наделенный автором определенной внешностью, чертами характера, совершающий определенные поступки, представляет собой часть этого произведения. Следовательно, принадлежащий истцу товарный знак «ВИННИ» воспроизводит одно из имен данного персонажа. Суд не может согласиться с доводом истца о том, что слово Винни — имя собственное, и может принадлежать и человеку, и животному, использоваться в названиях фильмов, со ссылкой на название художественного фильма «Мой кузен Винни», персонаж из пьесы Б. с именем Винни, домашнее имя Ч., футболиста Винни Дж. и рок-музыканта Винни В., город Виннипег в Канаде. Фильм «Мой кузен Винни», персонаж из пьесы ирландского писателя и драматурга Б. «Театр» женщина по имени Винни, рок-музыкант Винни В., футболист Винни Дж. являются малоизвестными в России, поскольку известны только любителям и знатокам соответственно кино, иностранной художественной литературы, рок-музыки и футбола. Тот факт, что Винни либо Уинни являлось домашним именем широко известного в прошлом политика, бывшего премьер-министра Великобритании Ч., является малоизвестным для российского потребителя.»

В этом решении суд фактически признал писателя З. автором уменьшительной формы английского имени «Уинстон», записанного русскими буквами…

«В книге З. медвежонок Винни-Пух приспособлен к восприятию русскоязычного читателя, а его имя не является дословным переводом имени английского персонажа. Как усматривается из имеющегося в деле заключения лингвистической экспертизы (т. 1, л. д. 122), имя Winnie-the-Pooh можно дословно перевести как Уинни-Уф или Уинни-Тьфу, что не является эквивалентом имени российского персонажа.
Исходя из вышеизложенных обстоятельств, суд приходит к выводу о том, что З. при жизни обладал авторским правом на персонаж Винни (Винни-Пуха, Пуха) как часть созданного им производного произведения.»

…угу, а как «Винни-Пух» перевести никак нельзя, разумеется. Какая титаническая творческая работа проделана писателем З… Ну, и «лингвистическими экспертами» тоже.
А кассационная инстанция пошла еще дальше и преумножила персонажей, а вместе с ними — и творческий труд писателя, подтвердив попутно его исключительное право называть всех Уинстонов «Виннями»:

«Персонаж Б. Заходера не является точной копией персонажа А. Милна, наделен автором определенными оригинальными и узнаваемыми чертами. Персонаж Б. Заходера — это не только Винни-Пух, но и Винни, и Пух, которые в равной степени воспроизводят персонаж Б. Заходера. Имя Винни со сдвоенной буквой «нн» введен в лексику русского языка Б. Заходером и представляет собой оригинальный перевод. Исключительные авторские права на произведение и словесные обозначения «Винни» возникли у Б. Заходера задолго до даты приоритета оспариваемого обозначения. Согласно авторскому договору от 01.12.1998 N 04-АВ Б. Заходер, именуемый владельцем авторских прав, предоставил ЗАО ТД «Славэкс» исключительное право на использование слова «Винни».»

Яркий пример идиотского решения, которое обжаловать уже нельзя.

Запись опубликована в рубрике Авторское право, Арбитраж, ГК-4, Маразмы, Товарные знаки. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий