«…даже кушать не могу!»

Отсюда:

«Михаил Кузнецов и Сергей Штин, адвокаты охранника храма Христа Спасителя, рассказали корреспонденту «МН» о моральных мучениях своего доверителя, происках сатаны, мировом правительстве и неочевидной неискушенному человеку связи между делом Pussy Riot и терактами в США 11 сентября.

— Ваш подзащитный Потанькин, действительно, чувствует себя оскорбленным? Сильно расстроили его девочки из Pussy Riot?

М.К.: Глубоко переживает. Он немолодой женатый человек, православный. У него после преступления в храме проблемы со сном. Затронуты его глубокие чувства. Давайте определимся с терминами. Мы не произносим слово «Pussy riot». «Pussy» — неприличное слово, обозначающее женский половой орган. «Riot» — бешенство. Название этой группы переводится — бешенство матки. Мы называем обвиняемых «группа Толоконниковой», как главной зачинщицы хулиганства в храме. Слово «панк-молебен» также не произносим, так как «молебен» — это богослужение, а «панк» в переводе означает «мусор», «отбросы», «гниль». Панк-молебна к Богу быть не может. Только к сатане.

С.Ш.: Обвиняемых девочками не называем, потому что они никакие не девочки. Хотите, покажем фотоснимки, где обвиняемые в публичном месте занимаются групповым сексом? Редкостное извращение, даже в голливудских фильмах такое вряд ли покажут.

Владимир Потанькин — один из охранников Храма Христа Спасителя (сотрудников ЧОП «Колокол-А»), которые признаны судом потерпевшими по делу Pussy Riot. Во время панк-молебна они дежурили в храме и стали свидетелями произошедшего. Сразу после возбуждения уголовного дела они были допрошены в качестве свидетелей и дали показания о том, что испытали моральные страдания, видя поведение обвиняемых. В результате им был присвоен статус потерпевших. Всего потерпевшими признаны 10 человек, в основном — охранники ЧОП «Колокол-А», также свечница ХХС и ключарь храма Христа Спасителя, протоиерей Михаил Рязанцев.»

А хорошо живут охранники ХХСа: двух адвокатов оплачивать себе позволить может не всякий обвиняемый, не то что терпила.
Дополнительный прикол заключается в данных 27 февраля показаниях товарища Потанькина, которые цитируются вот в этом заключении экспертизы:

«указанные лица [девушки-исполнительницы] что-то кричали, что именно, я не слышал. Их поведение лично меня никак не задело, но я понимал, что они нарушают общественный порядок»

Запись опубликована в рубрике Моральный вред, Православие, Экспертизы, Экстремизм. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий