Об уголовно-процессуальных открытиях

После шумного освобождения эксперта Зелениной гонококки, вместо того, чтобы смириться с тем, что обосрались, жгут напалмом:

«В отношении эксперта пензенского НИИ сельского хозяйства Ольги Зелениной, обвиненной в пособничестве покушению на контрабанду наркотиков, возбуждено второе уголовное дело. На этот раз ее подозревают в превышении должностных полномочий.
Глава Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков (ФСКН) Виктор Иванов заявил, что Зелениной уже предъявлены обвинения. В службе утверждают, эксперт якобы предоставляла заключения, не проводя никаких исследований. Более того, утверждается, что руководство института не давало ей полномочий на проведение каких-либо экспертиз. Сама Зеленина отмечает, что ее заключение подписано директором пензенского НИИ, поэтому он и должен нести за него ответственность.»

Во-первых, статья 286, предусматривающая ответственность за превышение должностных полномочий, распространяется только на «должностных лиц», то есть, тех, кто постоянно или временно исполняет обязанности представителя власти, то есть — обладает властными полномочиями в отношении лиц, не находящихся от них в служебной или иной зависимости. Чего в данной ситуации и в помине не было.
Во-вторых, «заключение» Зелениной заключением, по УПК, не является, оно даже так не озаглавлено, как обычно бывает с «независимыми экспертизами».
Свое заключение она писала по заказу адвоката, который может привлекать к участию в деле только специалиста. Одно из полномочий специалиста — как раз «разъяснение сторонам и суду вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию». Никаких «исследований» для этого проводить не нужно.
Есть, конечно, шансы, что слова Иванова исказили, но думаю, вторая статья нужна исключительно для какой-нибудь подлянки, например, второй раз в суд идти для ареста или еще что-нибудь.

Запись опубликована в рубрике 286, Госнаркоконтроль, Маразмы, УК, УПК. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий