Как правильно изговнякать журналистское расследование

«Нас предали!»

«Перед вами обращение сотрудников Первого управления по расследованию особо важных дел ГСУ СК России по Москве в адрес председателя СК России Александра Бастрыкина о восстановлении справедливости. Тема обращения именно так и заявлена в первом абзаце — «о восстановлении справедливости». Поводом для письма стало необоснованное и незаконное, на взгляд авторов, увольнение их коллеги, однако, вчитываясь в текст, в котором встречаются робкие обобщения, понимаешь, что частная история здесь вторична: «о восстановлении справедливости» — это не об одном человеке, это — о системе ценностей, пренебрегать которыми каждый из них отказался. Обращение подписали 19 человек — 90% сотрудников управления. Небывалое единение для современной правоохранительной системы.

Содержательная часть их обращения сводится к следующему: руководитель ГСУ СК России по Москве Вадим Яковенко проводит политику, направленную на «лишение следователей процессуальной самостоятельности, подавление уверенности, что они смогут отстоять свою законную точку зрения по уголовному делу». Центральный эпизод их обращения — увольнение заместителя руководителя управления Виталия Ванина из-за его принципиальной позиции по уголовному делу в отношении Расула Мирзаева. «По сути дела «вина» Ванина В.В. заключалась только в том, что он, основываясь на собранных им доказательствах, попытался отстоять свою точку зрения по квалификации действий обвиняемого», — говорится в обращении.

«Дело Мирзаева» было передано в Первое управление в конце августа 2011 года. До этого оно около недели расследовалось в Замоскворецком следственном отделе, но из-за сильного резонанса, возникшего вокруг этой истории, руководство ГСУ приняло решение передать дело в наше управление», — рассказывает Антон Каменский, бывший старший инспектор «бандитского управления» ГСУ СК по Москве, один из подписантов обращения.
По словам Каменского, дело было поручено Виталию Ванину, который на тот момент только вышел из отпуска и у него не было в производстве других уголовных дел. «Когда Ванин получал дело, оно было квалифицировано по 111-й статье (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее смерть. — Ред.) Уголовного кодекса, — продолжает Каменский. — За время следствия были проведены три судебно-медицинские экспертизы, две из которых — комиссионные. По результатам экспертиз, допросов свидетелей и других собранных доказательств Ванин сделал вывод о необходимости переквалификации обвинения на 109-ю статью (причинение смерти по неосторожности. — Ред.). Никаких возражений со стороны руководства на этот счет не было: обвинительное заключение подписывалось руководителем управления Долгиновым, утверждалось прокуратурой. И где-то в конце января дело было направлено в суд».
Итак, дело с уже переквалифицированной статьей ушло в суд, а этому предшествовало сообщение пресс-службы на официальном сайте Следственного комитета, где также подчеркивалось, что квалификация действий Мирзаева подтверждается тремя судебно-медицинскими экспертизами. То есть центральный аппарат СК знал о позиции Ванина по делу, поддерживал ее и не боялся оглашать свое мнение. И 13 февраля 2012 года Замоскворецкий суд принял решение отпустить Мирзаева под залог 100 тысяч рублей. Не прошло и дня, как руководитель все той же пресс-службы СК России Маркин заявил, что Следственный комитет не согласен с принятым решением и будет ходатайствовать перед прокуратурой об обжаловании.

…через несколько дней из отпуска был отозван их руководитель Алексей Долгинов, который после разговора с Яковенко сообщил Ванину, что ему необходимо уволиться. По словам Ванина, причиной такой необходимости была его «неправильная» позиция по «делу Мирзаева». Ванин на время ушел в отпуск, а после возвращения был откомандирован в Северо-Западный административный округ. Спустя еще некоторое время должность Ванина в результате реорганизации была сокращена, а он сам — уволен.»

Собственно, когда СУСКи начали мухлевать с квалификацией по этому, в общем-то, заурядному делу, я так и подумал, что обосрались они там кирпичами из-за «большого общественного резонанса» (читай «обосравшихся кирпичами рюски потреотов»). Потому что сто девятая «по неосторожности» там была, а не сто одиннадцатая, инфа 111%.
Но вот что из-за этого дела чинились такие разборки, я как-то не предполагал. Как и того, что из-за разборок развалят одно из самых заслуженных и прославленных следственных управлений в стране.
А вот вторую часть статьи, в которой аффтар высасывает из пальца связь увольнения большей части следователей управления с тем, что их заставляют расследовать дела оп-позиционеров, всякие там Болотные, и тэ дэ — вот ее можно не читать. Оцените слог:

«14 человек из 19, подписавших обращение, на нынешний момент находятся в стадии увольнения или перевода в другие подразделения. По сути, «бандитское управление» развалено. Причину их единения и последовавшего за ним массового исхода я изложу в собственном представлении. Свои проблемы они связывают только со сменой руководства и новой кадровой политикой. Отчасти они правы, но отрицать очевидное — значило бы пойти против истины, чего я не могу себе позволить, равно как они не могут себе позволить переступить через тот самый порог, установленный ими в силу своих убеждений. Что для меня очевидно?
Конфликт с Ваниным случился зимой, как раз в разгар того периода, который в будущем назовут «зимним обострением следственных органов России». После декабрьских митингов протеста следственные управления всей страны были брошены на абсурдные политические дела. Самые громкие из них сначала стекались именно в непрофильное для подобных расследований «бандитское управление», сотрудники которого сажали лидеров самых отмороженных российских ОПГ. Но именно им поручили доследственные проверки по Навальному, здесь ныне расследуются дела Божены Рынски, Аркадия Бабченко, здесь начиналось «болотное дело»…

…вы только оцените слог. Пиздецпиздец какой-то.
«И вот все у них так!» (с)

Запись опубликована в рубрике 109, 111, СКП, Следствие, СМИ, УК. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий