Похоже, наша прокуратура стремительно деградирует…

На сайте Генпрокуратуры иногда публикуют несусветную хуйню:

«Заместитель Генерального прокурора Российской Федерации Виктор Гринь утвердил постановление о направлении в суд для применения принудительных мер медицинского характера уголовного дела в отношении 19-летнего жителя г. Иваново. Он обвиняется в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 318 УК РФ (угроза применения насилия в отношении представителя власти) и ст. 319 УК РФ (оскорбление представителя власти).
Как полагает предварительное следствие, данный гражданин был несогласен с результатами законотворческой деятельности одного из депутатов фракции «Справедливая Россия» Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации. В связи с этим он с помощью собственного компьютера, подключенного к сети Интернет, направил на электронные почтовые ящики пресс-службы фракции два идентичных сообщения, содержащих в себе оскорбления и угрозу убийством данного депутата.
В отношении обвиняемого проведена амбулаторная комплексная психолого-психиатрическая судебная экспертиза, которой установлено, что он страдает хроническим расстройством в форме шизофрении, представляет опасность для других лиц, нуждается в направлении на принудительное лечение в медицинской организации, оказывающей психиатрическую помощь в стационарных условиях.»

Читаем примечание к статье 318 УК:

«Представителем власти в настоящей статье и других статьях настоящего Кодекса признается должностное лицо правоохранительного или контролирующего органа, а также иное должностное лицо, наделенное в установленном законом порядке распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся от него в служебной зависимости.»

С каких это пор депутат стал обладать «распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся от него в служебной зависимости»? В том и прикол, что не является он «представителем власти» для целей статьи 318.
Теперь читаем диспозицию статьи 319:

«Публичное оскорбление представителя власти при исполнении им своих должностных обязанностей или в связи с их исполнением …»

С каких это пор отсылка письма стала «публичным оскорблением»?
В общем, я полагаю, что вместе с тем кексом, которого в дурку направляют, туда же должны проследовать следователь и начальник СОСУСКа, которые это все расследовали, прокурор, который подписал в суд и тот сотруднег аппарата Генпрокуратуры, который счет эту историю «положительным опытом», заслуживающим распространения.

Запись опубликована в рубрике 318, 319, Маразмы, Прокуратура, Следствие, УК. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий