Новые новости экстремизма

Есть такой немецкий историк, Себастьян Штоппер, изучающий историю брянского партизанского движения (да, и такое бывает). Так вот, в свежем обновлении знаменитого Экстремистского списка под номером 2286 содержится несколько ссылок на записи в его «живом журнале».
Ссылки на некоторые материалы даны неверно (например, указаны буквы «l» вместо единиц), но в конце концов все запретное удалось найти.
Первый материал — рассказ о расстреле партизанами полицаев. Большая часть — протокол допроса полицая, побывавшего в партизанском плену. Видимо, «экстремизм» данной записи суд усмотрел в том, что партизан называют «бандитами». Неудивительно для переведенного немецкого документа.
Вторая запись — тоже переведенный немецкий документ о «зачистке» деревни Хацунь от русских солдат и партизан, а также расстреле мирных жителей, включая детей. Что в нем «экстремистского» — я не понял.
Третья и четвертая записи — анализ сообщений об уничтожении немецкого генерала Борнеманна. Которые оказались несколько преувеличенными: генерал умер сам и в довольно преклонном возрасте.
Пятая и шестая — тоже анализ приписок в партизанских сообщениях о пущенных под откос эшелонах. Причем — со ссылкой на советские архивные документы, которыми факт приписок признавался, и в сравнении с немецкими оценками. Не помогло — экстремизм все равно.
В общем, очень интересно, приходил ли в сознание Советский районный суд, вынесший такое вот замечательное решение. Видимо, для граждан судей является большим сюрпризом то, что военная история предполагает изучение документов обеих враждующих сторон.
Кстати, судя по описанию «экстремистских записей» в списке, в частности, их завершающих слов, рассматривались судом они вместе с комментариями, и так же признавались «экстремистскими». Ну, а чо мелочиться-то? Разбирать, кто и что написал — это долго, тут с экстремизмом бороться надо, понимаешь!
Отдельная песня — выводы «экспертизы» по делу:

«Актом экспертного исследования от 19.07.2013г. №…; №… также установлено, что в представленных на исследование материалах содержаться признаки оправдания агрессивных, насильственных действий немецких войск в годы ВОВ (расстрел на оккупированной территории жителей д. Хацунь, в том числе малолетних детей). Кроме того, в исследуемых материалах принижается значимость партизанских военных операций на Брянщине, негативно оцениваются партизаны и их действия. Такая подача информации (с активным использованием методов речевого и психологического воздействия) может способствовать формированию у читателей негативной установки по отношению к социальным идеалам и духовным ценностям (героизм предков, уважительное отношение к ветеранам партизанского движения и их воинским заслугам), существующим в современном обществе, истории Великой Отечественной войны в целом и партизанского движения на Брянщине в частности, негативно влиять на общественное и индивидуальное сознание, мировоззрение, на процесс формирования социокультурной идентичности у молодежи и на ее содержание у более старшего поколения.»

С такой формулировкой можно запретить публикацию любого немецкого архивного документа о Великой Отечественной.
Ну и наконец, можете посмотреть на признаки экстремистской деятельности в «антиэкстремистском» законе, чтобы найти там про «оправдывают агрессивные, насильственные действия немецких войск в годы ВОВ» — формулировка, с которой суд запретил крамолу. Подсказываю: этих слов там нет.
Зато мы можем примерно представлять, как будет применяться «закон о реабилитации нацизма«, который сейчас успешно пропиздовал через Думу. Вот, так и будет.
Штоппер, кстати, награжден брянской медалью «В честь подвига партизан и подпольщиков». Видимо, заберут обратно теперь. :)

Запись опубликована в рубрике История, Маразмы, Экстремизм. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий