Борьба с пропагандой по-русски

Оказывается, говнопроект о расширении ответственности за «пропаганду наркотиков», который попадался мне на глаза полтора года назад, не запихали тихонько под кровать. Нет, его рекомендовали принять в первом чтении:

«Яровая и ее коллеги предлагают распространить понятие пропаганды как на упоминание самих названий наркопрепаратов или публикацию их изображений, но и на информацию о способах и местах их употребления, а также факты использования их в медицинских целях. Пропагандой, по их мнению, должно считаться упоминание наркотиков в любой книжной или аудиовизуальной продукции и СМИ, за исключением специализированных медицинских изданий. При этом уголовная ответственность (законопроектом устанавливается новая статья Уголовного кодекса — 228.5 «Пропаганда либо реклама наркотических средств») касалась бы только интернета.
Ко второму чтению это определение может быть исключено из законопроекта, сказал РБК собеседник в профильном комитете. По его словам, Яровая сама направила в комитет предложение убрать расширяющую понятие пропаганды поправку в закон «О наркотических средствах и психотропных веществах». В таком случае остается действующее определение пропаганды, которое недавно было изменено в связи с вступлением в силу закона о введении уголовной и административной ответственности за оборот новых потенциально опасных психоактивных веществ (и о запрете их пропаганды).»

…как я и предсказывал полтора года назад. Но даже если «пропаганду» отредактируют, на практике она у нас сейчас именно так и понимается — как любое упоминание. Имейте это в виду когда вам будут пиздеть про ужасных норкоманов, на борьбу с которыми направлен этот замечательный законопроект.

Запись опубликована в рубрике Законотворчество, Маразмы, Наркотики, Пропаганда, УК. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий