Художественные или культурные причины

«Суд оставил в силе приговор журналистке, опубликовавшей фото оккупированного Смоленска»

«Смоленский областной суд оставил в силе решение районного суда о признании журналистки Полины Петрусевой виновной в публичной демонстрации нацисткой атрибутики.

Сама журналистка Петрусева (псевдоним — Полина Данилевич) в разговоре с корр. ТАСС, сказала, что суд, рассмотрев доводы ее защиты, не нашел художественных или культурных причин, которыми могло быть оправдано размещение в социальной сети исторических фото с нацисткой свастикой.»

Про причины — это сильно, конечно. Любопытно, что суд под такими причинами понимает? Вероятно, по мнению суда, любая военная фотография должна сопровождаться дежурными восклицаниями про гидру фашизма и величие советского народа? А просто показать фотографию двора — это беспричинно как-то?
Полез посмотреть, что было в первоначальном постановлении, которое с тех пор уже выложили. Была там «деперсонификация», ну куда ж без нее:

«В Промышленный районный суд г. Смоленска поступил протокол об административном правонарушении № от 28 февраля 2015 года, из которого усматривается, что 25 февраля 2015 года в 09 часов 58 минут по адресу: < адрес>, было установлено, что на странице пользователя «< данные изъяты>» (№) 31 января 2015 года в 10 часов 54 минут, размещена черно-белая фотография с нацисткой символикой в виде < данные изъяты>, данная информация доступна для просмотра пользователями социальной сети «< данные изъяты>», данная страница принадлежит Петрусевой П.В.»

Умиляет сочетание «пользователя Данные Изъяты» с фамилией правонарушительницы, а также про «нацисткую символику в виде < данные изъяты>«. Вспомнилось из Гашека, письмо, прошедшее военную цензуру:

«Милая Аннушка! Нам здесь очень хорошо, и все мы здоровы. У соседки по койке сыпной *** есть и черная ***. В остальном все в порядке. Еды у нас достаточно, и мы собираем на суп картофельную ***. Слышала я, что пан Швейк уже ***, так ты как-нибудь разузнай, где он лежит, чтобы после войны мы могли украсить его могилу. Забыла тебе сказать, что на чердаке в темном углу в ящике остался щеночек фокстерьер. Вот уже сколько недель, как он ничего не ел,— с той поры как пришли меня ***. Я думаю, что уже поздно и песик уже отдал *** душу».

Еще там есть оригинальный способ обосновать привлечение к ответственности за демонстрацию запретного без его пропаганды. Ну, кроме цитирования закона «об увеко-увечении памяти», который ответственности не предусматривает. Вот так это делается:

«Часть 1 статьи 20.3 КоАП РФ предусматривает ответственность за пропаганду либо публичное демонстрирование нацистской атрибутики или символики, либо атрибутики или символики, сходных с нацистской атрибутикой или символикой до степени смешения…»

…всего-то: заменить союз «и», который в статье 20.3, союзом «либо» — и все вроде как становится законным (на самом деле нет).
Поправка.

Запись опубликована в рубрике 20.3, 262-ФЗ, История, КоАП, Маразмы, Суд. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий