О «чести» и «достоинстве» у «социальных групп»

Вчера, узнав про очередное решение очередного суда по иску очередного ветерана к Лебедеву за его непочтительные посты про военные памятники, полез искать карточку дела на сайте суда. Хрен там, ничего не находится. Ныкать дела, «вызвавшие большой общественный резонанс» и решения по ним — это давняя судейская традиция.
Ну да ладно. Градус блядства по этому делу я примерно представляю, ибо он был задан Мосгорштампом в постановлении по другому делу, по иску другого ветерана к тому же самому Лебедеву:

«Рассматривая настоящее гражданское дело, суд, по мотивам, изложенным в решении су-да, пришел к выводу об отказе в удовлетворении заявленных Крамаренко С.М. и Региональной Ассоциацией общественных объединений Города — Героя Москвы исковых требований; при этом, суд исходил из того, что в данных статьях не были распространены сведения о действиях или деятельности ни Крамаренко С.М., ни Региональной Ассоциации общественных объедине-ний Города-Героя Москвы; автор статей, опираясь на определенные сведения, вправе делать собственные выводы и давать собственные субъективные оценки этим сведениям, а выбор по-зиции при освещении той или иной темы — исключительное право гражданина; определенная трактовка исторических событий Лебедевым А.А. не может сама по себе являться основанием для предъявления иска о защите чести и достоинства; таким образом, в удовлетворении заяв-ленных Крамаренко С.М. и Региональной Ассоциацией общественных объединений Города-Героя Москвы исковых требований должно быть отказано.

Однако, при этом, судами первой и апелляционной инстанций не было учтено, что Рос-сийское государство и общество основаны именно на памяти предков, передавших нам любовь и уважение к Отечеству, веру в добро и справедливость, что прямо отражено в преамбуле к Конституции Российской Федерации.

Правовой институт защиты чести и достоинства допускает предъявление исков, в которых одновременно защищаются как личный, так и общественно-публичный групповой интерес, поскольку умаление чести и достоинства в общем виде законом также не допускается, а поро-чащая определенный круг лиц информация может чувствительно и лично восприниматься участниками этого круга даже при отсутствии их непосредственной персонификации.
В рамках подобного иска защищаются частно-правовые интересы соответствующего участника этого круга лиц, что одновременно приводит к защите общих благ в целях обеспече-ния правового и социального благополучия общества.»

Фактически, здесь Мосгорштамп родил конструкцию, аналогичную всем известной статье 282 УК, которая про «унижение чести и достоинства социальных групп», но только в гражданско-правовой сфере. По мнению суда, за защитой своих «чести» и «достоинства» может обращаться любой представитель социальной группы, которая упомянута в тексте. Это, безусловно, новое слово в гражданском процессе, но я надеюсь, что Верховный суд все-таки отменит это прогрессивное начинание.
Сходил, кстати, на сайт Мосгорштампа и поискал среди дел, рассмотренных президиумом вот это, к Лебедеву. Номер известен, но по этому номеру тоже не находится ничего, ни карточки дела, ни решения.

Запись опубликована в рубрике 262-ФЗ, Иски, Суд. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий