Как лучше и как всегда

Через Совет Федерации намедни прошел очередной законопроект, посвященный обеспечению доступа к информации о деятельности судов. По моей любимой теме судебных сайтов там изменений мало и они, в основном, закрепляют сложившийся порядок. Но кроме этого проект содержит статьи, посвященные «трансляции» судебных заседаний. И вот в них таится засада.В несколько процессуальных кодексов внесены изменения вида «Кино- и фотосъемка, видеозапись, трансляция судебного заседания по радио, телевидению и в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» допускаются с разрешения суда». Казалось бы, ничего страшного, и сейчас уже такой порядок.
Но нееееет, в любимый 262-ФЗ, который об обеспечении доступа к судебной информации, внесено определение этой самой «трансляции». Вот такое:

«7) отсроченная трансляция судебного заседания — трансляция судебного заседания по радио, телевидению или в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» (далее — сеть «Интернет»), осуществляемая после проведения судебного заседания в записи;
8) прямая трансляция судебного заседания — трансляция судебного заседания по радио, телевидению или в сети «Интернет», осуществляемая непосредственно в ходе проведения открытого судебного заседания в режиме реального времени;
9) частичная трансляция судебного заседания — трансляция части судебного заседания по радио, телевидению или в сети «Интернет», осуществляемая после проведения судебного заседания в записи.»

Сюрприз: трансляция теперь бывает не только прямая, которая ведется во время заседания.
Беда в том, что законотворцы не потрудились дать определение собственно «трансляции». И оставили простор для толкований. Под ней ведь можно понимать не только подробное и дословное воспроизведение хода процесса, но и вообще любой рассказ о нем. На который, в соответствии с проектом, тоже потребуется получать разрешение суда.
А вот обнародование аудиозаписи заседания — это уже 100% «отсроченная трансляция», тут простора толкованиям уже нет. И она тоже потребует разрешения суда.
Как правило, такие «трансляции» сейчас представляют собой рассказы из серии «обидели мышку, насрали в норку», повествующие о том, как суд обидел участника имярек. Думаю, суды очень обрадуются возможности воспрепятствовать их распространению, объявив «отсроченной текстовой трансляцией».
В общем, законотворцы хотели послужить великому делу судебной открытости, но вот что творение их будут использовать в прямо противоположных целях — можно спрогнозировать уже сейчас. Ответственности за это для простых смертных вроде бы нету пока, но вот адвокату с его адвокатской этикой может и прилететь. И не забывайте про возможность заблочить по суду в интернете все, что «как кажется суду, нарушает закон». Думаю, судьи будут благосклонны к коллегам, которые не разрешали участнику «трансляцию», а он вон чего удумал: в интернетах самый гуманный в мире полоскать…
Ну и еще из серии «я такого и в цирке не видел». Как вы помните, существует закон «О персональных данных», который регулирует неопределенный перечень информации, которая позволяет «прямо или косвенно» установить личность конкретного человека. Выяснение вопросов о том, «является ли email персональными данными» — это отдельная дисциплина Специальной олимпиады.
Но вот авторы законопроекта сделали попытку разрубить Гордиев узел:

«4. Персональными данными применительно к судебным актам являются:
1) фамилии, имена и отчества участников судебного процесса, дата и место рождения, место жительства или пребывания, номера телефонов, реквизиты паспорта или иного документа, удостоверяющего личность, идентификационный номер налогоплательщика — физического лица, основной государственный регистрационный номер индивидуального предпринимателя, страховой номер индивидуального лицевого счета;
2) сведения о месте нахождения земельного участка, здания, сооружения, жилого дома, квартиры, транспортного средства, иные сведения об имуществе и о находящихся в банках или иных кредитных организациях денежных средствах участников судебного процесса, если эти сведения относятся к существу дела.»

Гениально. «Чуваки, вот это — персональные данные, а вот это — мы в домике: не персональные они, вот, в законе же сказано».
Собственно, в таком финте ушами необходимости нет никакой: в самом законе о ПД сказано, что он не распространяется на сведения, которые публикуются в соответствии с 262-ФЗ. Но умиляет сам подход, конечно.

Запись опубликована в рубрике 262-ФЗ, Законотворчество, Интернет, Маразмы, Персональные данные, Пророчу, Суд. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий