Казус Дмитриева

После недавнего «оправдания» историка Юрия Дмитриева в совершении «развратных действий» и «изготовлении порнографии» пресса наша начала массово выпускать примерно вот такое:

«Городской суд Петрозаводска приговорил к трем с половиной годам колонии строгого режима историка и главу правозащитного общества «Мемориал» в Карелии Юрия Дмитриева по эпизоду о насильственных действиях сексуального характера в отношении приемной дочери. Вместе с тем суд оправдал его по еще четырем статьям обвинения, оставив право на реабилитацию и тем самым фактически признав несостоятельным четырехлетнее уголовное преследование историка по первому делу об изготовлении порнографии, развратных действиях и хранении оружия.»

Похоже, автор видит в таком приговоре «фактическое оправдание», когда чтобы не сажать невиновного человека слишком уж надолго, суд выносит приговор на какой-нибудь маааленький срок, часто равный отсиженному.
В принципе, на втором заходе именно так и было: прокурор просил пятнадцать, а дали три с половиной. Но вот «оправдание» по статьям о развратных действиях и порнографии не имеет (по моему скромному мнению) к этому никакого отношения, а представляет собой забавный уголовно-процессуальный казус, обязанный своим появлением нашему упоротому законотворчеству. А чтобы это понять, нужно читать ту статью УК, которая Дмитриеву вообще не вменялась.

Конкретно: примечание к статье 131:

«Примечание. К преступлениям, предусмотренным пунктом «б» части четвертой настоящей статьи, а также пунктом «б» части четвертой статьи 132 настоящего Кодекса, относятся также деяния, подпадающие под признаки преступлений, предусмотренных частями третьей — пятой статьи 134 и частями второй — четвертой статьи 135 настоящего Кодекса, совершенные в отношении лица, не достигшего двенадцатилетнего возраста, поскольку такое лицо в силу возраста находится в беспомощном состоянии, то есть не может понимать характер и значение совершаемых с ним действий.
(примечание введено Федеральным законом от 29.02.2012 N 14-ФЗ)»

То есть, с 2012 года у нас никаких «развратных действий» в отношении малолеток младше 12 лет быть вообще не может: только 132 статья. Наши законотворцы в погоне за «цивилизованным миром» притащили в УК американский «statutory rape» и решили презюмировать беспомощность таких детей. Это лютейшах хрень, поскольку предполагает применение УК по аналогии, что строго-настрого запрещено самим УК. Но когда яровые мизулины хотят позащищать невинных детей — кто ж им возразит?
Я думаю, что следствие по делу Дмитриева тоже считало примечание к 131 статье хренью, потому что в первый заход они 132 статью ему просто не вменили:

«Как рассказал адвокат Юрия Дмитриева Виктор Ануфриев, его подзащитному назначили три с половиной года колонии строгого режима, признав виновным лишь по одной статье из вменяемых ранее пяти.
Речь идет о добавленном после первого оправдательного приговора и доследования дела обвинении в совершении насильственных действиях сексуального характера в отношении лица моложе 14 лет (п. «б» ч. 4 ст. 132 УК РФ).»

То есть, в первом процессе ее не было. Что поставило суд в очень неловкую позицию: перейти с 135 статьи на 132-ю он не мог, поскольку 132-я — более тяжкая (вот наоборот — мог бы). А осудить по 135-й — тоже не мог, поскольку такая квалификация прямо запрещена тем самым примечанием к 131-й. Осталось только оправдывать, оставив для поддержки штанов «хранение оружия», чтобы уж не совсем вчистую.
А вот во второй заход все прошло гладко:

«Суд постановил признать Дмитриева Ю.А. невиновным по обвинению его в совершении преступлений, предусмотренных ст. ст. 135 (в редакции Уголовного кодекса РФ от 21.07.2004 года); 135 ч. 3 (в редакции Уголовного кодекса РФ от 27.12.2009 года); 242.2 ч. 2 п. «в»; 222 ч. 1 Уголовного кодекса РФ — оправдать на основании положений п. 2 ч. 1 ст. 24 Уголовно-процессуального Кодекса РФ в связи с отсутствием в его действиях составов указанных преступлений.
В соответствии с положениями ст. 134 ч. 1 Уголовно-процессуального кодекса РФ за Дмитриевым Юрием Алексеевичем признано право на реабилитацию.
Указанным приговором Дмитриев Ю.А. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ст. 132 ч. 4 п. «б» Уголовного кодекса Российской Федерации с назначением ему наказания по данной статье с применением положений ст. 64 Уголовного кодекса РФ в виде лишения свободы на срок 03 года 06 месяцев с отбыванием наказания в виде лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.»

В данном случае следствие воткнуло в обвинение все, что смогло, а суд, подобно скульптору Родену, отсек все лишнее, включая ненужное больше «хранение оружия». Ну и «использование несовершеннолетнего в целях изготовления порнографии» суд, вероятно, посчитал полностью входящим в состав 132 статьи.
Но, повторюсь, к «фактическому оправданию» это все отношения не имеет.

Запись опубликована в рубрике 131, 132, 135, 222, 242.2, Законотворчество, Порнография, УК. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий