Но как?!

Сегодня я узнал, что у нас буквально в марте в УК появился новый состав преступления. Вот такой:

«УК РФ Статья 133. Понуждение к действиям сексуального характера

1. Понуждение лица к половому сношению, мужеложству, лесбиянству или совершению иных действий сексуального характера путем шантажа, угрозы уничтожением, повреждением или изъятием имущества либо с использованием материальной или иной зависимости потерпевшего (потерпевшей) …
2. … совершенное в отношении несовершеннолетнего (несовершеннолетней), …
3. … б) с использованием средств массовой информации либо информационно-телекоммуникационных сетей, в том числе сети «Интернет»»

Прочитал. Протер глаза. Представил себе «понуждение» несовершеннолетней потрахаться, совершаемое при помощи средства массовой информации. Понял, что ой, все…
Нет, в самом деле, как?! Путем подачи объявления «Маша, выходи за меня замуж!» в районную газету?
Впрочем, ход мысли (если это можно так назвать) законотворцев мне понятен. Они привыкли, что «общественная опасность» преступления повышается при совершении «через Интернет» и теперь пихают его куда можно, а вместе с ним — и «средства массовой информации». То, что опасность эта увеличивается только в отдельных случаях и только из-за «публичности», т.е., доступности информации неопределенному кругу лиц — об этом они не подумали. И вхреначили в УК по привычке вот это. То есть, при разводе малолетки на потрахаться в мессенджере потенциально возможный максимальный срок становится на год больше.
Ну или, возможно, авторы так вот пытались предусмотреть ответственность за размещенные в СМИ и интернете материалы, которые вызывают у несовершеннолетнего желание самостоятельно совершать эти самые «действия сексуального характера». Что-то вроде «развратных действий, совершенных публично», которые пытались протащить в УК еще в 2009 году. Пояснительная записка законопроекта, к сожалению, замыслов авторов не проясняет.

Запись опубликована в рубрике 133, Маразмы, Секс, УК. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий