ЕГАИС-раз

Обсуждение

Примечание: статья несколько устарела, и взамен некоторых описанных проблем появились новые. Но общие принципы всего этого бардака описаны верно — pvp

Предисловие. Ни для кого не секрет, что государство недополучает в бюджет огромные так называемые «водочные» деньги. Госмонополия на алкоголь была опрометчиво упущена, а воспоминания о «пьяном бюджете» достаточно свежи, чтобы государство позволило себе легко смириться с такой ощутимой потерей. Началась изнурительная борьба за восстановление контроля над производством и реализацией любимого народного продукта. Или хотя бы вырывания каких-либо денег у воротил водочного бизнеса под любым соусом.
Во-первых, за получение лицензий предприятия должны были заплатить очень солидные суммы. Было решение конституционного суда о признании этих поборов незаконными, но отменять, а тем более возвращать их никто не стал. Какие-то суммы попадали в бюджет в виде общих налогов, но размер этих сумм позволял сделать неутешительные выводы о том, что много, слишком много алкоголя крутится в тени. Наряду с административными и карательными мерами, проверками на дорогах, начались попытки вывода алкогольного оборота из тени с помощью дополнительной маркировки. Кроме акцизных марок на пробке начали вводиться региональные марки, с голографической защитой и уникальными номерами. Было это семь лет назад. (Конкретно в нашем крае было создано предприятие «Ставалко». Сейчас это недоказуемо, но умолчать не могу: через три дня после начала работы с этими марками представитель этой организации предложил моему руководству «левые марки». Мы не взяли, за других не ручаюсь. Эти марки поштучно вписывались в накладные, еженедельно мы отвозили отчет в край по их расходованию, короче, масса неудобств. А «Ставалко благополучно рухнуло с огромными, невесть откуда взявшимися долгами. Пошумели и забыли). Продержалось это нововведение меньше года, хлопот было много, толку чуть. Отменили. Но цены, подорожавшие на марку, обратно не вернулись.
Едем дальше. Два с лишним года назад было принято правительственное решение об организации акцизных складов. Предприятия, занимающиеся производством и оптовыми продажами алкоголя, снова проплатили свое право именоваться гордым названием «акцизный склад». Вместе с этим им пришлось выделить помещения, закупить технику, расширить штат операторов, но, казалось, дело того стОило: на каждый акцизный склад сажалось «око государево» — представитель налоговой инспекции. Он должен был неусыпно следить за движением товара, вести свою отчетность, заверять своей подписью все бумаги. («Воробей не пролетит» — уверяли нас на семинарах. Думалось — и вправду). На закупленной технике печатались купленные марки, имеющие нехорошую тенденцию дорожать и все это ложилось на себестоимость. Плюс подрастал сам акциз. Левак, посмеиваясь, продолжал лить дешевую водку, пользующуюся неизменным спросом. Слабым звеном оказались проверки, которые должны были проводить вооруженные сканерами для считывания штрих-кодов налоговые инспектора. Плюс должны были проводиться сверки номеров на марках с зарегистрированными номерами в налоговой. Проверяющие-то ходили, но не со сканерами, а с кошельками. Так говорят злые языки проверяемых продавцов. (характЕрная картинка: проверяющая с края, приехавшая с заданием проверить акцизные склады, очень горевала, что не успевает заехать в цех неподалеку «взять безакцизной водочки по дешевке». Она не стеснялась произносить это принародно! «А что, там левак есть?» — демонстративно удивилась я. «А где его нет?» — филосовски отвечала проверяющая.»
Судя по тому, что в некоторых регионах проводилась политика калейдоскопичной замены «ок государевых» во избежание сговора и подкупа — эти сюжеты считались совершенно реальными. Фактов не имею, сочинять не буду. (Вспомним «Ставалко» — они начали предлагать «левые марки» через три дня после введения их в силу, а вот с новыми марками от краевой налоговой это предложение (разумеется, неофициальное) поступило гораздо позже. Предлагали те же номера за полцены. Причину задержки объяснить не могу. Может быть, не успевали печатать. Но как бы то ни было, случае в случае продажи организациям повторных номеров марок проверки со сканерами теряли всякую объективность ).
Высшее руководство налоговиков, видя, что затея проваливается, не стало утруждать себя анализом причин и тем более называть в качестве основной причины провала действия своих кадров. Или их же бездействие.
Но факт оставался фактом — «левая» водка лилась рекой и надо было что-то делать. Одним из путей было укрепление уже внедренной системы контроля, которую можно было дополнить общероссийском классификатором алкоголя, вменение в обязанность предприятия завести коды классификаторов в свои справочники и тогда можно было бы вести речь о сдаче отчетности в электронном виде и попытках получить баланс алкоголя по стране. Напоминаю, что у ИМНС есть два НИИ, содержащихся за счет бюджета.
«Мы пойдем другим путем!» Действия ИМНС оказались совершенно непредсказуемыми. Было решено разработать программу-гибрид, которая одновременно давала бы возможность нанести новый, усложненный штрих-код на марку и в то же время позволяла бы вести учет и бутылок, и марок на акцизном складе и все это под неусыпным контролем налоговой.
Контроль на сей раз выразился в создании так называемых ЦУК-ов (центральный управляющий комплекс) в областных и краевых налоговых инспекциях и вся информация по движению как бутылок, так и марок должно было сливаться в ЦУК.
Нелогичность действий началась с того, что, имея два своих НИИ, МНС решает отдать этот заказ сторонней организации. Ну что ж, раз дело такое важное, может быть МНС решил выбрать лучших из лучших? В предвкушении такого важного заказа лучшие программисты страны должны были рыть землю, предлагая лучшие решения по наиболее человеческим ценам. Но тендера не было. Выбор пал на НПЦ «Атлас», которая много лет занималась криптографией и защитой информации. Возможно, «атласавцы» преуспели в столь сложном деле, не берусь судить, не специалист. Но учет на складе они точно раньше не писАли. Но налоговую этот факт абсолютно не смутил. Было дано техническое задание, а затем это задание было принято как выполненное. Но уж очень секретной является информация о том, чья подпись стоит на этих судьбоносных для оптовиков бумагах. Атлас открыто отсылает за этой информацией к налоговикам, налоговики долго смеялись, услышав вопрос. Не говоря уже о том, чтобы увидеть само техзадание. И уже самый смешной вопрос — а как это техзадание было оплачено? «.Понимаете, это же наш бизнес» — отвечают «Атласевцы». Не спорю, с одной стороны сделки — интересы «Атласа». Но с другой-то стороны — расходы бюджета. Как любят говорить в американских фильмах: «Я плачУ налоги и поэтому имею право знать!». Не имею? Не Америка?
Также остается загадкой, на каком основании означенное лицо подмахнуло техзадание как готовое. Кто проверял его готовность? Даже сейчас, после двухлетнего опыта внедрения, полно недоработок. А поначалу, как говорят очевидцы, был вообще ужас — ошибка на ошибке.
Программа неоднократно на ходу переписывалась, но и сейчас далека от совершенства.
Рассмотрим ее основные минусы. Во-первых, нет никакой связи с рабочей программой, все справочники и документы вбиваются заново и потом предстоит утомительная сверка. «Атлас» мотивирует это тем, что МНС модуль перехода не заказывал. Удобно «Атласу», неудобно предприятиям.
Во-вторых, программа очень требовательна к железу. 7000$ разовые затраты на закупку техники, причем поставку техники «Атлас» включает в договоре в свои обязанности, вздернув при этом цены до неприличия и не постеснявшись добавить еще и 5% к курсу доллара. Теоретически предприятия могут купить железо и сами, но в случае сбоев надо вызывать опять же «Атласевцев» по очень нехилым расценкам. Удобно «Атласу» — неудобно предприятиям. (После того, как народ стал очень уж громко возмущаться завышеннвми ценами на технику, договор нам прислали уже в другом варианте: цена на каждую единице техники стала ниже. А итог почему-то остался прежним).
В-третьих, очень странная система защиты: программа привязывается к железу, что делает невозможным перенос ее на другую машину в случае сбоев и в то же время к ней продается за 800$ еще и ключ защиты. И при всем при этом инсталлятор программы предприятию не оставляется. То есть в случае поломки единственный вариант — останавливать склад и вызывать специалистов «Атласа», которые под боком далеко не у всех. О возмещении убытков за простой склада в договоре нет ни буквы. Удобно «Атласу» — неудобно предприятиям.
То же самое с системой архивирования. «Атлас» и только он может восстановить упавшую информацию. Опять стоИт склад… и далее по тексту.
Нет демонстрационной версии, хотя инструкция по использованию программы состоит из 67 страниц и о примитиве речи нет. Разве МНС не был заинтересован, чтобы программа была быстро изучена на местах? Видимо, нет. Зато «Атлас» может содрать дополнительно по 180$ за каждого обучаемого сотрудника. Удобно «Атласу» … и далее по тексту.
Каждое движение по складу контролируется с ЦУК, (центральный управляющий комплекс), расположенного в налоговой. То есть данные посылаются и должны быть одобрены либо отвергнуты администратором в ЦУКе. Но делается это не динамически, то есть оператор на акцизном складе должен непрерывно нажимать на кнопку «обновить», как та собака в опытах у Павлова Так собака хоть удовольствие получала . Крайне неудобно предприятиям, но что поделаешь?. «Атласу» так было проще.
В марку забивается много лишней информации, причем программист не удосужился собрать это компактно в экранном представлении. Гораздо проще заставить предприятия купить мониторы с бОльшей диагональю. Но не это главный минус лишней информации. Есть два аспекта: во первых, для чего-то предприятиям предписывается обязательно сливать в ЦУК информацию по приходным ценам? В условиях жесткой конкурентной борьбы предприятиям очень бы этого не хотелось, очень велика вероятность утечки информации. Второй аспект: громоздкость забиваемой в марку информации делает крайне затруднительной работу в реальном времени работы склада. Чтобы не задерживать движения товара, большинство директоров создают второе предприятие, с минимальной наценкой сливают туда товар с акцизного склада и на марке вооруженный нехилым сканером и некопеечным ноутбуком налоговый проверяющий увидит информацию о том, что предприятие «Альфа» отпустило весь товар предприятию «Альфа-плюс». (Не хочется каркать но сдается мне, что акты на списание ноутбуков появятся гораздо раньше нормативного срока их амортизации. Причины будут указаны донЕдьзя уважительные. Все абсолютно законно. Но вместо баланса алкоголя по стране мы увидим нечто другое, не входящее в планы внедренцев. Но кого это теперь волнует? Самого-то главного мы вам еще не сказали. С вводом этого комплекса открывается денежный краник. Подорожавшая в два раза марка включит себя твердые отчисления в Минэкономики и … угадайте кому? Правильно, «Атласу»! А как Вы догадались? «За услуги по нанесению маркировки» — гласит договор. То есть предприятия закупили технику, программу, проплатили обучение специалистов, закупили марки, расширили штаты для обслуживания программы, но считается, что маркировка — это заслуга «Атласа». Пусть кто-нибудь откроет статистические данные о продаже алкоголя в стране и умножит эту цифру на 0,18 руб. (Нехорошо заглядывать в чужой кошелек, но когда из этого кошелька торчат бывшие наши деньги… На семинаре , целиком и полностью «заточенном» под «Атлас», председательствующий от ИМНС, хлопая виртуальным бичом, резко осадил пытающихся возмущаться: «А вы знаете, сколько раз пришлось программистам переписывать программу?! А вы знаете, СКОЛЬКО должны получать программисты экстра-класса?!» Не знаем. Нам никто не говорит. Не в Америке, чай, живем. Но точно знаю, что многократное переписывание никак не говорит об экстра-классе. Наоборот)
Надо ли говорить о том, что вся эта программа, ложась на себестоимость, вновь удорожает легальный алкоголь? Надо ли говорить о том, что все эти благие намерения опять имеют все шансы быть загашенными некачественными проверками? Ходить по магазинам с проверками будут те же люди, что и раньше. С теми же кошельками. А, может быть, глядя на «Атлас», купят кошельки побольше…
Не хочется делать скоропалительных выводов и кричать про откаты и государственный рэкет. Но, если все чисто и законно, почему в законодательных базах нет ни словечка про «Атлас»?
Ни в российских, ни в областных.

А вот теперь настала пора раздернуть завесу таинственности. Не на ровном месте предприятию «Атлас» дан полный карт-бланш в отношении акцизных складов: начиная от предлагаемого типового договора с драконовскими для предприятий условиями, заканчивая количеством и размером пылинок, имеющим право находиться на акцизном складе.
«Атлас» — это дочернее предприятие ФСБ.

Добавить комментарий