Павел Протасов «Разобраться без бутылки»

Обсуждение

«– Конечно, – с горечью сказал Остап, – по случаю учета шницелей столовая закрыта навсегда».
И.Ильф, Е.Петров «Золотой теленок»

В этой статье речь пойдет о системе, которая предназначена для борьбы с уходом от акцизов и «паленой» водкой. Имя ей «ЕГАИС» (www.egais.ru/ru/), что расшифровывается как «Единая государственная автоматизированная информационная система». Введена в действие она была в начале этого года, правда, мы с вами непосредственно столкнулись с нею только в июле, когда прилавки магазинов вдруг резко очистились от спиртного.

Как быть?

В стоимости бутылки водки стоимость собственно содержимого – это меньшая часть. Большая – это цена, так скажем, легальности ее изготовления, тот самый «акциз». Так что подделывать выгоднее его, а вовсе не водку.
Еще в годы студенчества я одно время жил по соседству с двумя такими хлопцами, занимавшимися как раз укупоркой «паленой» водки. Коробка с водочными крышками стояла у них в комнате под кроватью, а подаренные мне «акцизки» я использовал в качестве книжных закладок. Они, кстати, имели все положенные атрибуты, вплоть до водяных знаков и микропечати, так что вполне могли оказаться и подлинными, изготовленными на «Гознаке». Да так, скорее всего, и было: водка ведь тоже была «подлинная», с «ликерки». Поставлялась она под личным контролем директора, так что термин «паленая», наверно, к ней мало применим.
Трудно сказать, какой процент спиртного был вот таким, «условно поддельным»: в прессу и на телевидение попадали в основном случаи, когда милиция накрывала компании бомжеватого вида укупорщиков, бодяжащих свою бормотуху в каком-нибудь темном подвале. Сколько бутылок уходило «из-под акциза» с заводов – тоже сказать трудно, как и определить, сколько «контрафактных» дисков, книг и кассет выпускается на вполне «легальных» заводах и типографиях сверх заявленного тиража…
Разумеется, государство стало «закручивать гайки», и ввело учет и контроль. По замыслу творцов этого учета, все данные о наклеенных на бутылки акцизных марках должны были учитываться. Декларировалась возможность проверки подлинности «акцизных марок» с помощью контролирующего оборудования. И называлась эта система «ЕСУДАП» («Единая система учета движения алкогольной продукции»). Да-да, предыдущее поколение «учета и контроля» было также предназначено для нанесения на марки штрих-кода и отслеживания их движения…
Необходимо, кстати, развеять одно устойчивое заблуждение – о «революционности» самой ЕГАИС. Так уж получилось, что проблемы оптовых торговцев, далекие ранее от народа, стали вдруг близкими с исчезновением с прилавков спиртного. И, благодаря шумихе в печати, в массовое сознание оказалось внедрено мнение о том, что ЕГАИС – это нечто новое. На самом деле – ничего подобного.
Для того, чтобы разобраться в том, как осуществлялся этот самый учет и контроль, надо совершить небольшое отступление и погрузиться в дебри регулирующего законодательства, а конкретно – федерального закона «О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции» [11]. Сейчас, после ввода ЕГАИС, нас упорно пытаются уверить, что контроль за марками в масштабе страны – и есть панацея от «паленки». Посмотрим, что было до этого…
…Собственно, термин «акцизная марка» в законодательстве применяется только к маркам, которые клеятся на продукцию, ввезенную из-за границы. Алкоголь, произведенный в России, маркируется «федеральными специальными марками», сокращенно «ФСМ». Так было и до принятия изменений в указанный закон, но при этом для маркировки дополнительно использовалась «РСМ», она же «региональная специальная марка», которая клеилась уже в каждом субъекте Федерации. При этом ФСМ помещалась на горлышко бутылки и рвалась при вскрытии, а региональная – клеилась на бок, и на нее наносился штрих-код. Это я описываю на случай, если кто-то уже забыл, как выглядели бутылки в эпоху «до ЕГАИС». Штрих-коды, наносимые на РСМ, проэволюционировали от напечатанных типографским способом через стадию собственно «штрихкода» (программа, его наносящая, называлась «СПРУТ») к усложненному двумерному (этот уже наносился программой «СКАТ», но ни ему, ни «СПРУТу» утопить алкогольную отрасль не удалось).
Организации, занимающиеся наклеивание РСМ в регионах, назывались «акцизными складами», на них распространялся режим «налогового склада», предусмотренный статьей 197 Налогового кодекса РФ. Региональную марку могли клеить как оптовики, так и производители, это зависело от того, в каком регионе партия алкоголя продавалась в розницу. То есть, алкоголь, проданный из одной области в другую, к месту поставки приходил без РСМ, они клеились уже на соответствующем акцизном складе.
Так что ЕГАИС – вовсе не новое изобретение на нашем алкогольном рынке, хотя ее защитники упорно стараются внедрить это мнение в умы граждан, выступая в печати. Как это делает, например, директор разрабатывавшего программную часть ЕГАИС питерского филиала НТЦ «Атлас» Владимир Богданов [6], когда говорит о «высокой доле фальсификата» на рынке и пытается представить ЕГАИС как панацею от этого. «Атлас» разрабатывал и программы для предыдущей инкарнации системы учета и контроля, в которой декларировались точно такие же цели. Вы можете в этом убедиться, посмотрев на соответствующую страницу сервера «Атласа» [9]. (Трогательная деталь: содержащаяся на странице ссылка, якобы ведущая к FAQ по программе, переадресует вас просто к оглавлению соответствующего раздела форума: спрашивайте).
На региональную марку при ЕСУДАП наносилась примерно такая же информация, как и на федеральную при ЕГАИС, и ее номер точно так же «привязывался» к партии алкоголя. Однако, из-за того, что марки учитывались на уровне региона, при пересечении его границы партия оказывалась неучтенной. Ну и как при такой организации наладить учет в масштабах страны? Правильно, данные о наклеенных РСМ надо просто «свести» в общероссийскую базу…
Не тут-то было. Стремление «разрушить до основания» оказалось сильнее здравого смысла – и настала ЕГАИС…

Что делать?

21 июля прошлого года в закон «О государственном регулировании…» были внесены кардинальные изменения, прозванные среди участников рынка «сто вторым законом», соответственно номеру. Состояли они в следующем. Ужесточались требования к величине уставного капитала для организаций, имеющих право производить спиртное и торговать им оптом: например, для продажи напитков, содержащих более 15% спирта, этот капитал должен составлять десять миллионов рублей, для водки – уже пятьдесят. Торговать алкоголем в розницу с 1 июля этого года запретили частным предпринимателям. Было введено лицензирование оптового оборота непищевой продукции, содержащей спирт, а в случае, если такая продукция содержит более сорока процентов спирта, то данные о ее производстве и обороте нужно декларировать.
Изменениями, внесенными в упомянутый закон, РСМ упразднялась. Была оставлена только марка федеральная, клеится она уже на бок бутылки, и штрих-код наносится на нее. В коде зашифровывается наименование продукции, партия, данные об изготовителе, содержание спирта и другие нужные вещи. Наносится код по тому же самому стандарту, что и в случае с приказавшей долго жить РСМ, но уже производителем, либо импортером при ввозе в страну, если алкоголь импортный.
Ну и, разумеется, была введена ЕГАИС, которая как раз и предназначена для декларирования производства и оборота спиртосодержащей продукции. Уже одно название чего стоит: такое впечатление, что рассчитана она на контроль за Всем-Всем, без исключения… Целями создания Системы (позвольте уж дальше мне ее так называть, благоговея) назывался тот самый учет и контроль за объемами произведенного, ввезенного в Россию и проданного оптом спиртного. По замыслу разработчиков закона, маркируемый акцизными марками алкоголь должен теперь учитываться в единой базе данных, в масштабах всей страны. Номера марок должны «привязываться» к конкретным партиям алкоголя путем нанесения на них данных о напитке, на который их наклеили. По замыслу разработчиков, контролирующий орган теперь может прийти в магазин, провести сканером штрих-кодов по бутылке, и определить, «паленая» она, собственно, или нет: данные о том, какому оптовику «ушла» та или иная марка должны содержаться в системе, а пройти от оптовика до розничного продавца можно с легкостью.
Для того, чтобы такая вот сказка стала былью, была разработана одноименная с Системой программа, вернее, три программы – для импортеров, производителей и оптовиков. Разновидности для импортеров и производителей обеспечивает нанесение штрих-кода на марку, а «оптовая» версия – простую передачу данных в контролирующий центр. Центры эти именуются «ЦУКами», то бишь «центрами управления и контроля», с соответствующей приставкой спереди: от слов «федеральный» или «региональный». С помощью программы происходит обмен информацией о движении партий алкоголя от производителей и импортеров к оптовикам. «Легальным» считается только тот алкоголь, данные о котором содержатся в ЕГАИС.
Кроме этого, в Системе происходит обмен данными о наименованиях продукции и организациях, имеющих лицензии на оптовую торговлю спиртным, его производство и импорт (в терминологии программы – «справочниками»). Клиентам «Атласа» и его представителей в регионах пришлось купить комплект оборудования для работы ЕГАИС. По условиям договора подключения на компьютере с установленной программой не может работать еще что-либо, то есть, для нее нужен отдельный компьютер. Который где попало, кстати, не купишь: «Атлас» посылает к конкретным фирмам, хотя и не настаивает на покупке, но предложение это относится как раз к категории тех, от которых невозможно отказаться. Обслуживание программы стоит около тридцати тысяч в месяц. Зато установка бесплатная – вот облагодетельствовали-то…
Кстати, тут есть еще один немаловажный момент. Раньше «Атласу» платили в зависимости от количества отпечатанных марок, причем только та организация, которая их печатала. Теперь платят все, причем изменения в порядок учета и контроля сделаны такие, в результате которых массе оптовиков, не бывших раньше «складами», пришлось приобрести новое оборудование. Все это – ради теоретической возможности «проверки легальности каждой бутылки», которая на практике до сих пор не подтверждена. Зато деньги за услуги представители «Атласа» берут исправно, и даже повысили недавно их стоимость. Кстати, «приподнялись» на ЕГАИС не только атласовцы: в требованиях к программному обеспечению, которое должно присутствовать на компьютере, значатся Windows XP и, зачем-то, Microsoft Office, а также «Антивирус Касперского» [15].
У производителей алкоголя эксплуатация Системы началась с начала года. С 1 июля к ЕГАИС подключился опт – и вот тут-то с ней столкнулись простые смертные… Бутылки, маркированные старыми марками мгновенно стали «вне закона», продавать их можно было, только наклеив марки новые и внеся информацию в ЕГАИС. В результате этой простой, но эффективной меры прилавки магазинов мгновенно опустели. Почему нельзя было дать продавцам реализовать этот товар, за который, кстати, уже был заплачен акциз, неясно. Это – еще одна из загадок ЕГАИС.
Но, обязав всех перемаркировать продукцию, Правительство, похоже, забыло, что имеет дело с самостоятельными коммерческими организациями, а не со своими подчиненными. Некоторые производители, сообразив, что вовсе не обязаны принимать продукцию, просто отказывались это делать. Порядок возврата, кстати, тоже не был определен, и каждый производитель ставил свои условия. А если магазин получал товар по цепочке посредников, вернуть его непосредственно производителю он не мог: вся цепочка должна была быть пройдена в обратном направлении. Если какое-то из звеньев отказывалось его принимать… ну, это были, как говорится проблемы индейцев.

Кто виноват?

Кто принимал этот «программно-информационный комплекс» и разрешал его эксплуатацию – неизвестно. Из информации, просачивающейся на форум поддержки программы, расположенный на сайте «Атласа» (www.atlasnw.ru), заинтересованный читатель мог узнать, что «за такие сроки не пишет никто». Это – крик души одного из разработчиков. И выглядит он очень странно, если учесть гордое заявление о том, что «Атлас»-де занимается подобными разработками уже около десяти лет, которое красуется там же, на сайте. При этом на упраздненные региональные марки тоже наносился штрих-код, причем по тому же самому стандарту PDF417. Почему нельзя было использовать имеющиеся наработки, и зачем нужно было писать все «с нуля», неясно.
Что же можно было написать «за такие сроки»? Разумеется, программное чудовище, и ничего больше. Ранние версии ЕГАИС в окне сообщения об ошибке вообще выводили надпись «Game over» [1], а отправлять электронную почту на юридический адрес организации [2] она, вроде бы, предлагает и сейчас… Для своей работы это поделие требует минимум гигабайт памяти, но тем не менее, по утверждению одного из пользователей на форуме техподдержки, «накладная сохраняется 4 минуты 23 секунды». Недоработки в программе исчисляются десятками [9]. Свободно она не распространяется, но вы можете почитать руководства, выложенные на сайте «Атласа» (www.atlasnw.ru/common/). Обратите внимание на скриншоты, а чтобы лучше прочувствовать – представьте себя на месте «девочки»-операционистки, вводящей в программу данные о продукции. Половина интерфейса в начале эксплуатации была на английском языке, а названия полей, в которые эти данные вводятся, зачастую повторяют названия полей базы данных, например «ProduceCountry». Нет, можно догадаться, что это – страна производства товара, но вот более сложные случаи, типа «TalClientsProducerProducerCodeFullName» – это для пытливых умов…
Кстати, о самих данных. С ними программа работает тоже своеобразно: никакого контроля ошибок и их исправления не предусмотрено. Вернее, исправить-то можно, но только отвезя компьютер в РЦУК: там вычистят. По замыслу разработчиков, все данные об организациях, имеющих лицензии, и их продукции, должны войти в соответствующие справочники, и рассылаться централизованно. С этим – тоже облом: наименования нужной продукции оказалось возможно вводить у нескольких оптовиков. То есть: на «оптовом» рабочем месте вводится название напитка, поскольку работать-то с ним надо. В то же время на другом таком же «оптовом» рабочем месте вводится название того же продукта, но в другом написании: им тоже надо работать. При обмене данными две эти строчки «уходят» в РЦУК и там «встречаются» в одной базе – но так разными строчками и остаются, даже при различии всего лишь в запятую… Никакого контроля дублирующихся названий нет. Примерно то же самое было и с названиями организаций: в начале эксплуатации пользователи ввели «себя» в программу и начали работать. Потом к ним пришли справочники из РЦУКа – и повторилась та же история: организация одна, названия – два.
«Шли» справочники, надо сказать, тоже своеобразно. Несмотря на возможность запросить только те данные, которые нужны для работы, пользователи принудительно получали все, что имелось в РЦУКе. И не один раз: администраторы многих РЦУКов просто поставили на загрузку к пользователям все сразу, и умыли руки. То есть, отправив запрос, пользователь сначала получал это «все сразу», а потом – нужный ответ. И так – после каждого запроса. Если вы читали что-то про ЕГАИС раньше, то могли видеть утверждения о том, что, мол, «каналов связи для передачи данных не хватает». Вот, это оно и было…
К слову сказать, в стандартные договоры о подключении к ЕГАИС включен пункт о неразглашении сведений, ставших известными пользователю в процессе ее эксплуатации. То есть, всех словоохотливых пользователей, делящихся впечатлениями и матерящих разработчиков этого чуда на чем свет стоит, могут, в принципе, и отключить от Системы. Теоретически могут, пока о таких случаях неизвестно. Зато известно о том, что представители «Атласа», будучи вызваны на устранение ошибок, в случае, если таковых не обнаружат, составляют «соответствующий акт на тех, кто порочит репутацию «Атласа» [10].
Пикантная подробность: в типовой договор на установку и обслуживание ЕГАИС входит условие, согласно которому «Заказчик обеспечивает безопасность работ сотрудников Исполнителя при выполнении работ». То есть, предприятие, которое так потрошат, еще должно, ко всему прочему, и охранять региональных представителей «Атласа». Надо сказать, очень актуальное условие: с момента введения Системы в действие на складах образовались залежи из бутылок, продать которые в ближайшей перспективе было сомнительно. Зато из каждой могла получиться превосходная «розочка»…
А вот из свежемаркированных бутылок «розочки» делать уже нельзя ни в коем случае. Дело в том, что «бой» должен как-то списываться. В старом варианте маркировки оптовик просто отдирал марку от горлышка, которое чаще всего не страдало, и предъявлял ее контролерам: вот, никуда «налево» она не ушла. Но сейчас федеральная марка чаще всего оказывается намертво приклеенной к осколкам бутылки, и как ее списывать – непонятно, тем более что никаких руководящих документов на этот счет пока не имеется (по идее, силу сохраняет старый порядок, предусматривающий наклеивание марки на специальный бланк перед уничтожением).
Кстати, о фальсификациях: если марка не разрушается при вскрытии, то в бутылку можно ведь снова что-нибудь налить, правда? И пусть производитель доказывает, что не он это сделал: марка-то его… («Борьба с «паленкой», говорите?)
Вообще, программа, предназначенная для автоматизации какого-то процесса, должна функционировать, от этого процесса отталкиваясь. С этим у ЕГАИС туго: так, программа различает организации по индивидуальному налоговому номеру и коду причины постановки их на налоговый учет. Если одна и та же организация имеет более одного объекта, подлежащего отдельному учету (например, производство и оптовый склад), то программа их просто путает. То есть, для учета более-менее больших предприятий она непригодна, и это не устраняется в принципе.
Кроме того, хотя ЕГАИС и была рассчитана на ведение учета продукции, в ней не была предусмотрена такая элементарная вещь как остатки на начало отчетного периода. То есть, когда пользователи начали осваивать программу, оказалось, что собственно начать-то и нельзя: как учитывать то, что уже находится на складах, было совершенно неясно.
В конце концов, Федеральная налоговая служба разродилась совершенно феерическим документом: письмом №ШТ-6-07/642@ от 27 июня 2006 года [14]. Содержало оно, среди прочего, такой абзац: «Для формирования первоначальных данных по продукции, которая еще не зафиксирована в ЕГАИС, организациям необходимо внести фактические остатки алкогольной продукции, находящейся на складе на 01.07.2006. Внесение указанных остатков производится через модуль «Складской учет» — «AlcProduction Producing». Создается накладная на приход самому себе продукции. После сохранения и проводки данной накладной ее необходимо отослать в РЦУК и проверить наличие внесенных остатков в модуле просмотра остатков».
То есть, остатки нужно было вносить в накладную и «отправлять» ее самому себе. Официально признавалась необходимость фиктивного документооборота – а иначе работать с программой было невозможно. Вообще, ФНС при принятии документов, регламентирующих работу Системы, что называется, отличилась. Скажем, посмотрите внимательно на ее письмо №ШТ-6-07/699 от 19 июля этого года. Оно повествует о временном порядке ввода информации в ЕГАИС в ручном режиме, и содержит описание того, что надо делать, если информация все-таки не передается: нужно заполнить специальный бланк, в который вносятся данные о произведенных за день отгрузках продукции. Посмотрите внимательно на этот бланк: в самом его верху мы видим слова «наименование таможенного органа». Форму явно позаимствовали у коллег-таможенников, да вот поправить сообразно ситуации забыли. Впрочем, ФНС ошибалась исключительно потому что хоть что-то делала. Другие службы и министерства проявляли гораздо меньшую расторопность.
Аккуратность при принятии нормативных актов о введении ЕГАИС стала и предметом разбирательства в суде. Нижегородский завод шампанских вин подал в Арбитражный суд Москвы заявление о признании незаконным бездействия Правительства, заключающегося в непринятии соответствующих постановлений, регулирующих порядок функционирования ЕГАИС [11]. Кстати говоря, и ее создание осуществлялось тоже без соответствующей нормативной базы. Даже постановление Правительства, в котором определялось, кто должен писать программное обеспечение [16], было принято 31 декабря 2005 года (за день до официального начала ее работы, напоминаю). А то, которым утвержден порядок работы Системы [17], увидело свет (держитесь) 25 августа этого года – почти через восемь месяцев после фактического введения Системы в действие! «Не прошло и года», как говорится – и действительно, не прошло…
Аргументация юристов Нижегородского завода была проста: законом №102 на Правительство возложена обязанность обеспечить его реализацию. Времени для этого было в избытке: закон был принят 25 июля 2005 года. Однако, соответствующие постановления были приняты Правительством в сроки, явно делающие нереальным своевременную реализацию закона. Вдобавок к этому, Правительство в них давало поручения соответствующим министерствам о разработке дополнительных документов, регулирующих те или иные аспекты функционирования ЕГАИС, и устанавливало сроки их исполнения – а вот эти сроки заканчивались уже после введения Системы в действие. Некоторые требования Правительство не определило и на момент подачи заводом иска.
Однако, суд в иске отказал, сославшись на то, что во-первых, конкретных сроков для принятия нормативных актов законом не устанавливалось, а во-вторых, положения закона №102 были впоследствии дополнены другим законом, №209, принятым 31 декабря 2005 года [12]. Несмотря на то, что в Регламенте Правительства предельные сроки принятия им нормативных актов все-таки установлены, и они должны применяться в тех случаях, когда в законах указания конкретных сроков не содержится. В общем, сейчас НЗШВ обжалует решение.

Надо сказать, что случаи, подобные этому, происходят не только у нас. В качестве примера можно привести программу для работы с уголовными делами в ФБР, «Virtual Case File», на разработку которой было потрачено более 170 миллионов долларов [4]. При проверке выяснилось, что программой, задачей которой было ведение картотеки дел, просто невозможно пользоваться. Причем трудности были, как и в нашем случае, чисто прикладного плана: например, отсутствовала «история запросов», невозможно было сделать копию конкретного дела, и так далее… К чести американцев – от использования VCF все-таки отказались. Но мы-то – в России.
Случай с ЕГАИС просто иллюстрирует отечественный подход к «информатизации»: компьютер, похоже, становится любимой игрушкой чиновников, которые кроме Windows ничего другого и в глаза не видели. Ничего хорошего из этого, как правило, получиться не может. Даже при отсутствии задачи дать работу «своим» разработчикам программ авторы таких вот инициатив ведут себя подобно свинье в огороде: съев на рубль, затопчут на десять. Уж казалось бы, чего проще: ввести открытый формат данных, и пусть пользователи сами определяют, чем с этими данными работать. Нет, мы простых путей, как всегда, не ищем… При этом объяснить что-либо чиновникам, как правило, не удается. Хороший пример – уже упомянутое интервью с предводителем «атласовцев» Богдановым [6], для которого любая критика его поделия – это саботаж, и занимаются ею те, кто хочет торговать «паленой» водкой.
Да, и еще одна «засада»: «сто второй закон» предоставил субъектам Федерации право введения декларирования розничной продажи алкоголя. То есть, в субъектах может устанавливаться своя ЕГАИС на уровне розницы, а если обязательность такого декларирования установят все, то розницу можно будет подключить и к «настоящей» Системе. В Москве и Санкт-Петербурге такие инициативы уже готовятся [8]. Кроме этого, обсуждается возможность введения своей системы учета и контроля для лекарств [7], а в отдельных регионах вспоминают забытую ныне традицию обклеивать «марками» аудио- и видеопродукцию [5]. Делается это все по образу и подобию ЕГАИС. Особо меня волнует ситуация с лекарствами: среди них тоже очень много «условно поддельных»: они носят название «дженериков», и по действию идентичны тем, с которых скопированы. Производитель просто не платит положенных отчислений обладателю патента на формулу лекарства. В свете подготовки к вступлению в ВТО гайки сейчас закручиваются, в основном, как раз в области «интеллектуальной собственности».
Так что, возможно, на подходе – вторая серия. И не одна.

Список использованной литературы:

1. jareth_kg, ЕГАИС – как много в этом слове // http://jareth-kg.livejournal.com/126997.html
2. morenbo, Веселые картинки // http://morenebo.livejournal.com/60709.html
3. morenbo, ЕГАИС // http://morenebo.livejournal.com/53915.html
4. «The FBI’s Upgrade That Wasn’t» // http://www.washingtonpost.com/wp-dyn/content/article/2006/08/17/AR2006081701485.html
5. ЕГАИС для дисков // http://www.b-online.ru/articles/a_17801.shtml
6. Михаил Виноградов, Директор Санкт-Петербургского филиала ФГУП НТЦ «Атлас» Владимир Богданов: «Мы можем отследить историю каждой бутылки» // http://www.izvestia.ru/economic/article3094790/
7. Лилия Москаленко, Ольга Шулакова, Эффект плацебо // http://www.expert.ru/rus_business/2006/08/ataka_na_kontrafaktnye_lekarstva/
8. Осман Парагульгов, Монополия бессильна // http://www.mn.ru/print.php?2006-12-10
9. Региональная информационная система учета и контроля сертифицированной алкогольной продукции «Атлас-СКАТ» // http://www.atlasnw.ru/askat.shtml
10. Тестового режима ЕГАИС не будет? // http://www.alconews.ru/alco_news/podr/576.html

Нормативные акты:

11. Заявление о признании незаконными действий (бездействия) государственного органа // Материалы дела №А40-32447/05-83-294
12. Решение от 13 июля 2006 года // Материалы дела №А40-32447/05-83-294
13. Федеральный закон от 22 ноября 1995 года № 171-ФЗ «О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции» (в редакции Федеральных законов от 07.01.1999 года № 18-ФЗ, от 29.12.2001 года № 186-ФЗ, от 24.07.2002 года № 109-ФЗ, от 25.07.2002 года № 116-ФЗ, от 02.11.2004 года № 127-ФЗ, от 21.07.2005 года № 102-ФЗ, с изменениями, внесенными Постановлением Конституционного Суда РФ от 12.11.2003 года № 17-П)
14. Письмо Федеральной налоговой службы РФ от 27 июня 2006 г. № ШТ-6-07/642@
15. Приказ Федеральной налоговой службы от 1 декабря 2005 г. №САЭ-3-07/642 «Об обеспечении функционирования Единой государственной автоматизированной информационной системы (ЕГАИС)»
16. Постановление Правительства РФ от 31 декабря 2005 г. №873 «О требованиях к техническим средствам фиксации и передачи информации об объеме производства и оборота алкогольной продукции»
17. Постановление Правительства РФ от 25 августа 2006 г. №522 «О функционировании единой государственной автоматизированной информационной системы учета объема производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции»

Добавить комментарий