«Закон о запрете мата» — вишенка на торт

Через две недели в силу вступит закон, более известный как «закон о запрете мата». У меня только сейчас дошли руки его почитать и увидеть там пару сюрпризов, про которые никто почему-то не писал, увлекшись отстаиванием своего права на произношение слова «хуй». Придется мне.
Сюрприз первый: в статье 3 закона о государственном языке, в перечень ситуаций, при которых госязык «подлежит обязательному использованию», девятый пункт, говоривший о «деятельности общероссийских, региональных и муниципальных организаций телерадиовещания, редакций общероссийских, региональных и муниципальных периодических печатных изданий» переписали, заменив на «в продукции средств массовой информации». То есть, вообще любая продукция СМИ теперь должна быть на русском, газеты-журналы на иностранных языках распространять в России теперь не получится.

Еще в число ситуаций добавили пункты:

«9.1) при показах фильмов в кинозалах;
9.2) при публичных исполнениях произведений литературы, искусства, народного творчества посредством проведения театрально-зрелищных, культурно-просветительных, зрелищно-развлекательных мероприятий;»

…сделав незаконным показ в России фильмов на иностранных языках без субтитров, а также всех остальных зрелищных мероприятий на иностранном языке. Аффтары забыли, правда, что большую часть таких «мероприятий» составляют концерты, которые на русский не переводятся в принципе.
Хотя, конечно же, здесь мы имеем очередные идиотские неисполнимые запреты, которые никто соблюдать не будет. Либо — будет, когда надо запретить концерт какого-нибудь «Behemoth»а. То есть, инструмент цензуры такой получился. Клоунской, правда.
А вот инструмент серьезной цензуры (и второй сюрприз) — это статьи 2 и 3 закона. Первая запрещает прокат фильмов без прокатных удостоверений и уточняет, в каких случаях они не выдаются:

«Прокатное удостоверение на фильм не выдается в случае, если фильм содержит материалы, нарушающие законодательство Российской Федерации о противодействии терроризму и экстремистской деятельности, содержит сведения о способах, методах разработки и изготовления наркотических средств, психотропных веществ или их прекурсоров, материалы, пропагандирующие порнографию, культ насилия и жестокости, в фильме используются скрытые вставки и иные технические приемы и способы распространения информации, воздействующие на подсознание людей и (или) оказывающие вредное влияние на их здоровье, а также в случае нарушения установленного Правительством Российской Федерации порядка выдачи прокатного удостоверения на фильм и в иных определенных федеральными законами случаях. Порядок выдачи, отказа в выдаче и отзыва прокатного удостоверения на фильм устанавливается Правительством Российской Федерации.»

А вторая — вводит в КоАП ответственность за показ фильма без того самого удостоверения.
Как мы видим, теперь запретить фильм из-за «закона о запрете мата» могут не только из-за мата. Самым бахгатым основанием, думаю, будет «экстремизм», который вообще резиновый.
Так что слово «хуй» в этом законе, как мы видим, не главное…
Ну, и самое смешное: как знают постоянные читатели этого бложика, мат у нас уже и так запрещен почти везде.
Ну, и сегодняшний «запрет на применение иностранных слов» великолепно соотносится с новой редакцией закона о госязыке, расширившей перечень ситуаций, когда применение русского обязательно.

Запись опубликована в рубрике Законотворчество, Искусство, Кино, КоАП, Маразмы. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

7 комментариев: «Закон о запрете мата» — вишенка на торт

  1. Alex говорит:

    Слона-то вы и не приметили — определить понятие «нецензурная брань» наши законотворцы не сочли нужным или постеснялись.

  2. Николай Садовский говорит:

    Извините за может тупой вопрос, но как-то не могу вот так найти точного определения. Что такое на юридическом языке «прокат фильма»?

  3. М говорит:

    > То есть, вообще любая продукция СМИ теперь должна быть на русском, газеты-журналы на иностранных языках распространять в России теперь не получится

    При таком толковании норм закона о государственном языке и судопроизводство может осуществляться только на русском языке, вопреки положениям процессуальных кодексов (допускающим использование иных языков). Вообще, обязательное использование русского языка не равно исключительному использованию русского языка, т. е. незаконным будет отказ от использования русского языка по требованию, а не использование иного языка вообще.

  4. Алексей говорит:

    Извините за может тупой вопрос, но как-то не могу вот так найти точного определения. Что такое на юридическом языке «прокат фильма»?

    Это?

    Федеральный закон от 22.08.1996 N 126-ФЗ
    (ред. от 28.12.2013)
    «О государственной поддержке кинематографии Российской Федерации»
    ст. 3:

    прокат фильма — распространение фильма в любой форме и любыми способами;

    показ фильма — публичная демонстрация фильма, осуществляемая в кинозале, по эфирному, кабельному, спутниковому телевидению и другими техническими способами;

  5. Некто говорит:

    > Слона-то вы и не приметили — определить понятие «нецензурная брань» наши законотворцы не сочли нужным или постеснялись.

    Лучше бы они объяснили, что в ней плохого, так, чтобы было понятно или переводимо для детей и взрослых, и не зависело полностью от слов типа «традиция» и «мораль».

  6. Некто говорит:

    > прокат фильма

    Закон — о русском языке, вот они, наверное, и смотрели в словарь русского языка, а не в словарь в законе, который изменяли.

Комментарии запрещены.