Методом народной стройки…

Большой разбор того, как принималось и дорабатывалось законодательство об «иноагентах». В результате этого законотворческого процесса мы имеем приблизительно следующее:

«Видимо, именно потому, что законопроект создавался черти как, в нем есть труднообъяснимые требования — например, обязанность для физических лиц, признанных СМИ-иноагентами, учреждать юридические лица для сдачи отчетности. Это атавизм, оставшийся от первоначальной концепции закона, которая подразумевала, что иностранные СМИ будут обязаны регистрировать в России местные юрлица. В результате журналистам, блогерам или правозащитникам, признанным иностранными агентами, приходится обращаться в налоговую и учреждать ООО (коммерческую организацию!), чтобы подать отчетность.»

…ну и прочее подобное. Примерно так писался закон о защите детей от всякого нехорошего и дополнялся потом. Ну, и много чего еще.

Рубрика: Законотворчество, Маразмы | Оставить комментарий

Кажется, у меня появился новый юридический кумир…

Из интервью основателя «Российской ЛГБТ-сети» Игоря Кочеткова:

«— Чуть более личный вопрос. Вы в прошлом году добились от российского государства налогового вычета на вашего супруга…

Смотрите, вот у нас брак, заключенный по законам штата Нью-Йорк Соединенных Штатов Америки, вот апостиль есть, наш нотариус перевод заверил, что вам еще надо. Там была очень смешная история на самом деле, потому что мы же понимали, что нам откажут, и мы готовились к суду вплоть до ЕСПЧ, то есть задумывалась серьезная активистская кампания. Мы подали документы, и вдруг нам не отказали. Это было совершенно обыденно: то есть мне в моем личном кабинете на сайте ФНС прислали сообщение, что да, ваше заявление рассмотрено, вам сделан налоговый вычет. Мы даже решили это не объявлять сразу, а подождать, пока деньги придут, чтобы было материальное подтверждение. Пришли деньги, до сих пор, кстати, не отобрали. То есть как бы до сих пор российское государство считает, что у нас настоящий брак, который позволяет нам по российским законам пользоваться льготами, положенными для супругов.»

Вот так всегда: какой-нибудь налоговый инспектор выполняет свои обязанности — и срывает «активистскую акцию».
Ну и само интервью полезно почитать, там много всего про работу в условиях, когда великая ваша Родина всеми силами стремится запинать вас под асфальт.

Рубрика: Налоги, Случаи | Оставить комментарий

«Инфосити 2012» девять лет спустя

Когда-то давно писал про выставку московских достижений в компьютеризации «Инфосити 2012». Сейчас разгребал архивы и нашел тогдашние фотки, выложил на «Викисклад». Чтобы было.

Рубрика: История, Компьютеры | Оставить комментарий

Маленькое пятничное

Поскольку нынешняя среда — это уже не маленькая, а практически полноценная пятница — вот вам замечательное дело из разряда «утрислеза». Решается, можно сказать, судьба российской науки:

«ОБЩЕСТВО С ОГРАНИЧЕННОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТЬЮ «ПОРЕЧЬ» (далее – истец) обратилось в Арбитражный суд города Москвы с исковым заявлением к ПУБЛИЧНОМУ АКЦИОНЕРНОМУ ОБЩЕСТВУ «СБЕРБАНК РОССИИ» (далее – ответчик) о взыскании ущерба в размере 75 000 000 000 руб., защите деловой репутации, признании поступивших денежных средств безвозмездным денежным переводом, об истребовании удаления порочащей честь и достоинство работника информации из банковской системы.»

«Порочащая информация» — это сведения о том, что истец взял у «Сбера» кредит». Хороший способ избавиться от обязательств, но что-то, как всегда, пошло не так…
Читать далее

Рубрика: Авторское право, Арбитраж, Маразмы, Патентование | Оставить комментарий

Из жизни «троллей»

Малая моя родина, что на Брянщине, родила на днях дело, дошедшее аж до Верховного суда. Об интеллектуалке и «троллях», все как мы любим:

«…индивидуальный предприниматель Кривулин Виталий Николаевич (далее — заявитель, Кривулин В.Н.) обратился в Суд по интеллектуальным правам с заявлением о признании недействительным решения Федеральной антимонопольной службы (далее — антимонопольный орган) от 27.11.2020 о нарушении антимонопольного законодательства по делу N 08/01/14.4-31/2020, которым действия предпринимателя Кривулина В.Н. по приобретению и использованию исключительного права на словесный товарный знак «ТОРНАДО» по свидетельству Российской Федерации N 440845 в отношении товаров 8-го класса «ручные орудия и инструменты; инвентарь садово-огородный с ручным управлением; инструменты ручные с ручным приводом; культиваторы; полольники; орудия сельскохозяйственные с ручным управлением; разрыхлители ручные» Международной классификации товаров и услуг для регистрации знаков (далее — МКТУ) признаны актом недобросовестной конкуренции, запрет на которую установлен частью 1 статьи 14.4 Федерального закона от 26.07.2006 N 135-ФЗ «О защите конкуренции» (далее — Закон о защите конкуренции).

Шуравко В.М. обратился в антимонопольный орган с заявлением о нарушении антимонопольного законодательства, в котором просил признать действия Кривулина В.Н. по приобретению и дальнейшему использованию исключительного права на товарный знак «ТОРНАДО» актом недобросовестной конкуренции, запрет на которую установлен частью 1 статьи 14.4 Закона о защите конкуренции.
В обоснование заявления Шуравко В.М. указал, что заключил с Кривулиным В.Н. лицензионный договор от 01.07.2009 о праве использования изобретения «Ручной культиватор» по патенту Российской Федерации N 2153787, в соответствии с которым Шуравко В.М. начал производство ручного культиватора под наименованием «ТОРНАДО», присвоенным товару по взаимной договоренности между предпринимателями. Однако Кривулин В.Н. зарегистрировал данное обозначение в качестве товарного знака, не сообщив об этом Шуравко В.М., и после окончания срока действия патента начал собственное производство культиватора «ТОРНАДО», одновременно предъявив претензии контрагентам Шуравко В.М. о нарушении исключительного права на товарный знак «ТОРНАДО».»

С Опытным заводом, на котором эти культиваторы производятся, у меня связаны теплые воспоминания. В школе у нас на нем проходили «труды», на которых мы обучались хоть что-то делать руками. Нарезали резьбу, собирали всякие нестандартные станки, кидались невулканизированной резиной вместо использования ее в производственном процессе и валяли прочего дурака. На проходной этого замечательного предприятия, кстати, до сих пор стоит вот такой замечательный Ленин:


В общем, на святое (для меня) покусились. Но наш «тролль» не преуспел: сначала получил люлей от ФАСа, а потом и от СИПа. И это правильно.

Рубрика: Арбитраж, Местное, Товарные знаки | Оставить комментарий

Снова о «музейном копирайте»

Наткнулся тут на очередное решение из области «музейного копирайта»: Ярославский художественный музей решил отсудить денег с издательства «Дрофа» за использование своей картины.
Как мы помним, суды наши склонны путать то «право на коммерческое использование», на которое ссылаются музеи, с «исключительным правом», то бишь копирайтом. Именно так суд поступил и на этот раз. И нарешал примерно вот такого:

«Использование фрагмента репродукции картины автора З.Серебряковой «Натюрморт с атрибутами искусств» на обложке указанного издания в качестве иллюстрации к учебному курсу «ИСКУССТВО. Изобразительное искусство» для 9 класса допустимым, согласно подпункту 2 пункта 1 статьи 1274 ГК РФ: «Допускается без согласия автора или иного правообладателя и без выплаты вознаграждения, но с обязательным указанием имени автора, произведение которого используется, и источника заимствования использование правомерно обнародованных произведений и отрывков из них в качестве иллюстраций в изданиях, радио- и телепередачах, звуко и видеозаписях учебного характера в объеме, оправданном поставленной целью». «

Проще говоря, суд решил, что, раз имело место цитирование, то использование правомерно и на «музейный копирайт» можно не обращать внимания. (Опечатался: «модно». Мне просто очень хочется, чтобы такая мода в нашей судбной практике действительно появилась).
Как мы видим, такая путаница работает и в обратную сторону, против музея…
Кстати, мир тесен и я в одном чате в телеграме пообщался с представителем по тому делу, на которое я ссылался в предыдущем посте, тому, в котором Ялтинский суд решил, что на фотографию музея у ее автора «авторских прав не возникает». Причем смешно получилось: он написал, что, мол, там музей фотку спер и отмораживается. Я в ответ привел пример: вот, недавно видел такооооое… А он называет номер дела, я его ищу и вижу, что оно не просто «такоооое», а прям вот то самое.
Но они там собрались в Верховный суд идти. Надеюсь, все у них получится.

Рубрика: Авторское право, Суд | Оставить комментарий

Что такое «доступ к информации»?

Думаю, если вы живете не на необитаемом острове, то слышали про феерическую совершенно недавнюю историю про то, как один сиделец вынес из-под носа у бдивших за ним вертухаев кучу гигабайт видео о пытках в российских тюрьмах. Вертухаи не придумали ничего лучше, чем возбудить на него уголовное дело по, ну разумеется, статье 272 УК. По моим наблюдениям, ее тянут за уши всякий раз, когда фигурант совершает какие-то предосудительные действия с информацией. И это — в корне неверный подход.
Давайте просто посмотрим на определение этого самого «доступа» в нашем «треглавом» законе:

«6) доступ к информации — возможность получения информации и ее использования;»

Так вот, в данном случае такая возможность была вертухаями предоставлена нашему герою дня добровольно. Так что доступ этот был абсолютно законным. Как только он получил «возможность» что-то с информацией сделать — все, «доступ» состоялся. А дальнейшее ее использование в «доступ» не включено и состава 272 статьи образовать не может.
Подобным образом возбуждаются еще, к примеру, уголовки за «неправомерный доступ» на работников сотовых операторов, которые решают торгануть доверенной информацией налево и выйти на рынок «пробива». Здесь та же самая ситуация: доступ получен «по работе», то есть, законно, а незаконны уже дальнейшие действия с информацией, которые, по определению, в «доступ» не включены. То есть, они могут представлять собой нарушение тайны связи или неприкосновенности частной жизни, но не 272.
Традиция понимать «доступ» расширенно, как вообще что-то нехорошее, что совершается с информацией — запущена, как и многая другая херня в этой сфере, нашими «пиратоборцами», которые «неправомерный доступ» вменяли для поддержки штанов вдобавок к 146 статье, чтоб уж наверняка: «крупный размер» по ней, в отличие от 146, не нужен. Ну, а далее подход мутировал и дошел вот до такого понимания, не имеющего ничего общего с законом.

Рубрика: 146, 272, FAQ, Информация, Тюрьма, УК | Оставить комментарий

Вор без закона

«Вор должен сидеть в законе»

«К восьми годам трем месяцам и пятнадцати суткам заключения в колонии строгого режима приговорил в понедельник Московский областной суд неоднократно судимого Александра Окунева (Огонек), признанного виновным в преступлении, предусмотренном ст. 210.1 УК,— занятие высшего положения в преступной иерархии. Сам подсудимый категорически отрицал свой воровской статус, обратившись к главе МВД Владимиру Колокольцеву с соответствующим письмом.»

…собственно, когда вся эта гениальная инициатива по раздаче уголовок за «статус вора в законе» только начиналась, мне уже было ясно, что готовится очередной «неправовой закон» о правильном сжигании евреев в топках.
Ответственность предусматривается за «статус», который присваивается по весьма, скажем так, неформальным правилам, и который непонятно как с себя сложить. Как же доказать наличие у человека такого статуса? Праааавильно, «оперативными сведениями» и «справками-меморандумами»…

«…в обвинительном заключении не указывалось, кто именно «короновал» Александра Окунева, есть сведения, что к этому были причастны такие авторитетные «законники», как Александр Северов (Саша Северный), и также ныне покойные Тимур Габуния (Тимур Ванский) и Реваз Цицишвили (Цыцка).
Впрочем, в новом статусе Огонек пробыл недолго. По некоторым данным, в конце 90-х годов Александр Окунев был раскоронован из-за конфликта с другими влиятельными ворами.

Это событие осталось за рамками процесса, зато сам факт коронации Огонька в 1994 году суду подтвердили оперативники УМВД по Московской области, а также двое сидельцев каширского СИЗО. Причем последние не утверждали, что присутствовали на мероприятии, а заявляли, что слышали о нем от сокамерников. Оперативники, на коронации не присутствовавшие, также ссылались на показания других заключенных. В свою очередь, надзиратели утверждали, что Александр Окунев заявил им о статусе вора в законе сразу по прибытии в изолятор. Хотя впоследствии не подтверждал его, даже не стал ставить в известность о нем сокамерников. Зато обратился к главе МВД Владимиру Колокольцеву с письмом, в котором сообщал, что вором в законе не является и ни в какой криминальной организации не состоит.»

То есть, поскольку нет у суда основания не доверять сотрудникам полиции, то основные «доказательства» от них и исходят. Плюс утверждения вида «одна бабка сказала».
И так будет по большинству дел по этой статье. Потому что основная причина ее появления в УК — страстное желание закатать в асфальт по беспределу Очень Плохих Людей, для которых нет доказательств совершения ими «настоящих» преступлений.

Рубрика: 210.1, УК | Оставить комментарий

Копирайты: обычный vs. «музейный»

Есть в отечественном законе о музейном фонде отдельное «исключительное право» музея на использование музейных предметов «в коммерческих целях». Как и обычное исключительное право, именуемое в обиходе «авторскими правами», оно точно так же используется нашими судами для «защиты правообладателя» несмотря ни на что.
Вот тут, к примеру, обсуждается одно такое дело, в котором наследники художника пытались судиться с музеем, который незаконно использовал изображения в выпущенной продукции, буклетах и прочем. В апелляции музеем был пущен в ход замечательный аргумент:

«Музей представил письмо, подтверждающее, что одно из спорных произведений художника находится в государственной собственности и входит в состав государственной части Музейного фонда РФ. С учётом положений Закона о Музейном фонде РФ и музеях в РФ, разрешение на использование изображения этого произведения для создания сувенирной продукции было получено правомерно. В таком случае не требовалось разрешения автора, заключения договора и, соответственно, выплаты вознаграждения.»

Как уже догадались наиболее прозорливые из вас, здесь авторское право на изображение просто подменено «правом на использование в коммерческих целях». Как я понял из текста, суд с этим мнением согласился. И это очень плохо, потому что закон о музейном фонде авторское право никак не регулирует. Предусмотренное им «право на использование в коммерческих целях» не является альтернативой авторскому праву, а просто его дополняет. И получение согласия музея никак не освобождает от необходимости заключения лицензионного договора.
И вот такая подмена «музейного копирайта» на обычный стала уже общепринятой. Это неудивительно: всякое там авторское-информационное право издревле являлось источником наиболее упоротых судебных решений.
Читать далее

Рубрика: Авторское право, Суд | Оставить комментарий

Аттракцион неслыханной щедрости с последующим разоблачением

«Военный архив «Комсомолки» станет доступнее»

«28 сентября в Зале Славы Музея Победы пройдет торжественная церемония передачи оцифрованного военного архива газеты «Комсомольская правда» российскому представительству Википедии.
Уникальные исторические номера, выпущенные в период с 22 июня 1941 года по 9 мая 1945 года, будут доступны пользователям «Википедии» в полном объеме и хорошем качестве, сообщили в пресс-службе Музея Победы.»

Как сообщает «Википедия», номера будут распространяться под свободной лицензией CC-BY.
Это все хорошо, но есть нюанс. В то время действовало Постановление ЦИК и СНК СССР об основах авторского права. от 30.1.1925 г., которое предусматривало, в том числе, вот что:

«7. Издатели газет, журналов и других повременных изданий, а также энциклопедических словарей имеют авторское право на эти издания в течение десяти лет со времени появления их в свет. Сотрудники означенных изданий сохраняют авторское право на свои отдельные произведения, если иное не установлено в договоре.»

«Авторами» газет целиком в то время признавались юридические лица-издатели, так же, как и «авторами» фильмов были «кино-производственные предприятия» (это норма уже из постановления ЦИК и СНК РСФСР «Об авторском праве» от 8 октября 1928 г.).
Сроки перехода в общественное достояние для таких произведений начинают течь с момента обнародования и составляют 70 лет. Таким образом, газеты, выпущенные в годы Великой Отечественной, перешли в общественное достояние, что, как мне кажется, вполне объясняет ту неслыханную щедрость, с которой «Комсомольская правда» провела весь этот аттракцион.

Рубрика: Авторское право, История | Оставить комментарий